За три дня по Египту, Израилю и Иордании!

июль 2003

Есть у нас добрая старая традиция, к сожалению несколько поблекшая в последнее время — периодически выезжать в мини-путешествия по стране на 2-3 дня, с ночлегами в пути. Так у нас повелось еще с армии, когда мы объездили весь Израиль вдоль и поперёк, пользуясь «тремпами» (то бишь автостопом). Мы протопали своими ногами практически через все наиболее известные заповедники и каньоны Голанских высот, Галилеи, Мёртвого моря, Негева. Ночевали в спальных мешках, чаще всего под открытым небом.

После освобождения из армии мы, течением времени и с некоторым ростом социального положения и материального благосостояния, всё чаще стали путешествовать на автомобиле. Это давало свои неоспоримые преимущества, хотя, несомненно, был утерян тот своеобразный шарм совершенно диких походов на природе.

Изначально мы старались избегать исхоженных туристами троп. Но это, в свою очередь, привело к тому, что побывав там, где почти никто не бывал, мы не видели того, что видели все ! Поэтому наше пятое автомобильное путешествие по Израилю, мы решили посвятить известным туристическим центрам страны.

В один из теплых июльских вечеров, мы, собравшись в небольшом кафе в Хайфе, разложили перед собой топографические карты и взялись за построение маршрута. Поездка предполагалась на 2-3 дня, с ночлегами в пути. Идея была двигаться из Хайфы на юг, до Махтеш-Рамона, по пути посещая интересные объекты. Уже на этом этапе мы отошли от «стандартных» маршрутов, воспользовавшись не главным шоссе, Хайфа – Тель-Авив, а второстепенным, через Пардес-Ханну, Баку-эль-Гарбию, Рош-Айн и далее.

Команда прежняя – я, мои друзья Алекс с Вадимом (известный читателю по нашему путешествию в Египет (http://www.sela-v.com/ru/cairo.html) и пара приятелей Вадима. Автомобиль – «Пежо-406». Про наши прежние путешествия по различным странам мира можно почитать на нашей страничке.

Путешествие

Вставать рано утром – всегда непросто. Врачи считают, что подъем по будильнику – есть микро стресс и чрезвычайно вредно для сердца. Тем не менее, рискуя жизнью, я выставляю будильник на половину седьмого утра и отхожу ко сну. После 3 лет постоянных подъемов в армии, я совершенно расслабился и годы спустя, столь ранний подъем стал для меня настоящим подвигом! Впрочем, отбросим сии измышления и сразу шагнем сквозь ночь в день выезда.

… Старое тель-авивское шоссе тянется вдоль лесистых склонов горы Кармель. Места – красивейшие, крутые склоны, скалистые обрывы. Перекресток Бейт-Орен, известный армейской дисциплинарной тюрьмой №6, где в период армейской службы, мне довелось побывать дважды. В первый раз — на неделю, как арестант, наказанный за проникновение в столовую воинской части и распитие пасхального вина с пирогом, предназначенном для офицеров, а во-второй раз…а вот здесь то все было много интереснее !

В этой тюрьме произошло событие, уникальное для Израиля и его вооруженных сил. В один из дней, в 1997 году, заключенные здесь солдаты подняли мятеж, недовольные грубым обращением со стороны надзирателей. Во главе мятежников, встал огромного роста «русский» негр по имени Гидон Мартин. Заключенные довольно быстро разоружили охрану и захватили тюрьму в свои руки. Все камеры были открыты, арестованные солдаты болтались внутри периметра. Курили, поедали съестные припасы и вволю общались со своими близкими с помощью отобранных у охраны мобильных телефонов.

К чести арестованных, следует заметить, что ни один из охранников не пострадал и всем им дали покинуть территорию тюрьмы. Буквально через полчаса к тюрьме были стянуты полиция и армия, а чуть позже – спецназ. Журналистов были не меньше, чем полицейских, при этом к тюрьме начали прибывать родственники и друзья заключенных.

Я оказался среди солдат, по тревоге вызванных на место прошествия. Мы, вооруженные автоматами, не получили никаких ясных указаний и в тревоге ожидали развития событий. Ни у кого из нас не было желания стрелять в своих же ребят, даже, если те и не подчинятся приказу немедленно сложить оружие и сдаться. К счастью, того же мнения придерживалось и командование. После долгих часов переговоров, заключенные сдались полиции. Позднее военный трибунал осудил их на сроки от 2 до 5 лет, правда, очень скоро, большинство из них было помиловано президентом.

… Меарот-Кармель, это еще один интересный уголок природы в 25км от Хайфы. Пещеры древнего человека с наскальными рисунками. Все очень цивилизованно, пещеры освещены и при желании, прямо в оборудованном в пещере кинозале, вам покажут фильм о жизни древних.

Далее мы проезжаем несколько сельскохозяйственных поселений с плантациями бананов, тянущимися на многие километры, проезжаем арабский поселок Фарадис и вот, начинается приморская равнина – Шфела, самый густонаселенный район Израиля. Города и кибуцы тянутся один за другим. В этих местах не так много интересного и центр страны, мы стараемся преодолеть как можно быстрее, что бы не попасть в дорожные пробки и транспортные развязки.

По левую сторону от нас тянутся горы Самарии, населенные преимущественно арабами. Здесь же тянется бывшая с Иорданией, существовавшая до 1967 года, в наше время являющаяся не более, чем условной. В нескольких местах вовсю идет строительство Защитного забора, цель которого – физическое размежевание между Израилем и палестинцами и предотвращение проникновений боевиков со стороны Западного Берега.

Еще несколько лет назад, мы частенько заезжали в арабский город Тулькарем покушать в одном из его колоритных и дешевых восточных ресторанчиков. Теперь все изменилось. К лучшему, или худшему – покажет время. Наиболее мощные укрепления построены в районе арабской Калькилии. Там шоссе проходит почти вплотную к 8-метровой бетонной стене, напоминающей Берлинскую, эпохи Холодной войны.

Антипатрис (Мигдаль-Афек, ивр.) – это крепость крестоносцев, позднее достроенная мамлюками и турками. Хорошо сохранились мощные стены с башнями, но внутри очень мало осталось от былого величия. До 1948 года крепость находилась в пределах маленько арабской деревушки, от которой остались лишь вросшие в землю фундаменты и части каменных стен домов.

С высокого холма открывается хороший панорамный вид на Тель-Авив, до которого всего несколько километров.

Минут через пятнадцать мы проезжаем мимо международного аэропорта Бен-Гурион, некоторое время спустя позади нас остаются города Лод и Рамле и вот мы приближаемся к перекрестку Латрун. С этого момента, собственно и начинается наше путешествие, как таковое.

Латрун, находящийся в предгорьях Иудеи – это важный транспортный узел, связывающий центр Израиля с Иерусалимом и Мертвым морем. Здесь пересекаются автострада, железная дорога, здесь множество интересных мест, которые мы намерены посетить.

Туристы, прибывающий в Латрун, обязательно посещают громадный и интереснейший монастырь Молчальников, относящийся к Бенедиктанскому монашескому ордену и построенный здесь в 1890 году. Вокруг монастыря раскинулись виноградники и тут производят неплохое вино. Кстати, монахи свято следуют обету молчания и действительно ни с кем не общаются ни под каким видом !

Рядом с монастырем, на пригорке, сохранились руины замка крестоносцев «Le Toron des Chevaliers». В период арабо-израильских войн, на территории замка располагался иорданский пограничный гарнизон. С 1948 по 67 год, весь район Латруна оказался в демилитаризованной зоне, а во время 6-дневной войны Израиль взял его штурмом. В наше время, от былого творения крестоносцев сохранились лишь массивные ворота и части стены.

Прогулявшись по руинам замка и сделав несколько снимков…закрытого монастыря (как оказалось, он открыт для посещений лишь несколько дней в неделю), мы поехали к еще одному не менее примечательному объекту – Музей Бронетанковых войск. Музей, точнее его экспонаты, видны уже с шоссе Тель-Авив – Иерусалим. Снаружи выставлено несколько десятков боевых машин, начиная от легендарных американских Шерманов с советскими Т-34 и заканчивая современными танками Меркава, Абрамс и другими. Сам музей находится в здании бывшей британской полиции с толстыми стенами, маленькими окошечками и бойницами.

…Мы двигаемся на юг и через десяток километров проезжаем город Бейт-Шемеш, расположенный в холмистой, покрытой лесами местности. Рядом с городом можно посетить Сталактитовую пещеру «Сорек», но там мы уже бывали ранее и поэтому решаем поберечь время для других достопримечательностей.

Сразу за Бейт-Шемешем, начинается Шфела, иными словами – Предгорье Иудеи. В силу того, что эта местность имеет карстовую основу, здесь огромное количество пещер. 15-километровый отрезок шоссе от Бейт-Шемеша до киббуца Бейт-Гуврин, буквально изобилует указателями на пещеры и древние пещерные города. Местность очень напоминает турецкую Каппадокию, а пещерный город Гуврин, что возле одноименного кибуца – ничуть не уступает Дерикёю и Зельве. Кто бывал в Каппадокии – поймут о чем речь.

Здесь же расположена неизменная крепость крестоносцев, неплохо сохранившаяся. Впрочем, на фоне пещерного города, красоты крепости однозначно меркнут.

Здесь можно находиться часами и днями.

Достопримечательностей столько, что дня хватит лишь на беглый осмотр. Это – километры подземных лабиринтов, жилищ, молельных комнат, усыпальниц и все вытесано в мягком карсте. Некоторые пещеры просто поражают своими размерами, а высота сводов, иной раз, достигает 20-30 метров. Периодически здесь проводятся фестивали классической музыки и даже джаза.

Совершенно незаметно наступает вечер, шутки-шутками, но на часах уже шесть вечера, а мы не только не ужинали, но и не обедали. На сегодня решено завершить познавательную часть путешествия и всерьез озаботиться поиском места для отдыха и ночлега. Интереса ради заглядываем в близлежащий Киббуц Бейт-Гуврин, который предлагает туристам небольшую гостиницу из нескольких аккуратненьких коттеджей со всеми удобствами, прямо посреди цветущих садов. И все бы чудесно, но серьезно кусается цена — $200 за четверых. Тяжело вздохнув, мы покидаем это симпатичное место и продолжаем двигаться на юг, в направлении Беер-Шевы. Проезжаем поворот на очередные руины древнего города Лахиш, но на сегодня не осталось уже ни сил, ни эмоций.

Примерно через час мы достигаем Беер-Шевы, третьего по величине города Израиля и административного центра Негева, с населением порядка 200 тысяч жителей. Вокруг нас – ровная как стол степь, посреди которой стоит город. Тут мы навещаем наших друзей, нас угощают ужином, но, в сожалению заночевать у них не представляется возможным. Меж тем, уже совсем темно и принимать решение о дальнейших действиях следует срочно. Итак – гостиницы отпадают в виду своей дороговизны.

Теоретически в Беер-Шеве есть молодежный хостель, но нас туда не особенно тянуло. В итоге мы решаем ехать в Эйн-Геди на берегу Мертвого моря, до которого, кстати, совсем не близко – 90 километров !

Путь лежит через курортный городок Арад, населенный преимущественно выходцами из СНГ. Здесь мы закупаемся продуктами и продолжаем путь. После Арада дорога начинает резко спускаться вниз, к Мертвому морю. Здесь немало опасных серпантинов и поворотов. Перепад высот более, чем значителен. Арад расположен на отметке 600м над уровнем моря, а Мертвое Море – 400 метров ниже уровня моря. Дорога зигзагами петляет все ниже и ниже и вот мы в самой низкой точке Земного шара!

Шоссе освещено, но вокруг – тьма кромешная. На противоположном, иорданском берегу видны огни гостиниц. В тех краях нам тоже довелось побывать, примерно за год до описываемых событий.

Эйн-Геди, по нашему общему мнению, наиболее прекрасный уголок Мертвого моря. Здесь идеально сочетаются мощные горы, нависающие над морем и потрясающе красивый Каньон Давида с одноименным водопадом. Для туристов действуют обустроенный пляж, несколько вполне демократичных отелей и молодежный кемпинг. Тем не менее, или, возможно, к счастью, группы организованных туристов размещают в Эйн-Бокек, туристическом комплексе из нескольких десятков дорогущих отелей, что в 20км южнее Эйн-Геди.

Мы устанавливаем палатки, достаем продукты и наконец, после 18 часов беспрерывного путешествия, приступаем к трапезе и отдыху.

День второй

Мертвое Море и его достопримечательности заслуживают отдельного путешествия, но в этот раз наш путь лежит в другую часть страны – пустыню Негев. Хорошенько отоспавшись, мы готовим завтрак, на газовой горелке подогреваем чай, закусываем бутербродами и уже через час выезжаем в дорогу.

Вокруг нас – лунные пейзажи, красные пустынные горы без единого деревца. Справа проплывает возвышающаяся на отвесном склоне горы крепость Мецада, а слева – побережье моря и Иордания на том берегу. Туристический Эйн-Бокек мы проезжаем не останавливаясь, ибо нас ждет долгий день, а праздно шатающиеся толпы туристов в шлепанцах – расслабляют и вызывают желание последовать их примеру, что не входит в наши планы!

Сразу за Эйн-Бокеком начинается гора Сдом — да, да, та самая, Библейская. Причудливые очертания этой горы видны издалека, а примечательно это место тем, что состоит гора из соли! Целиком и полностью. Не той, конечно, что мы кладем в суп, а необработанной – но все же. Представьте себе гору застывшей соли, размером 5км в длину и 400-500 метров в высоту. Соляная структура такова, что гора изобилует множеством провалов и трещин, в десятки метров глубиной. Здесь много соляных пещер, напоминающих стеклянные, но без специального снаряжения, не стоит и пытаться их посетить.

Западнее горы находится небольшая засушливая долина, защищенная горой Сдом – словно стеной. Тут мы посетили интереснейший каньон Працим, во время зимних паводков, собирающий в себе все воды долины. До каньона добираются напрямую, на глаз, ибо никаких дорог там нет, только лишь разбегающиеся в разные стороны колесные колеи, оставленные вашими предшественниками-туристами.

Каньон напоминает трещину от землетрясения шириной в 10-15 метров и до ста метров глубиной, пересекающую местность. Из этого вывод – ни в коем случае не разгоняться и внимательно следить за дорогой, что бы повторить грустный опыт неких автолюбителей, чей разбитый вдребезги автомобиль валяется на дне каньона. Кроме того, в некоторых местах паводки размывают основание каньона, что приводит к частым обвалам, из чего следует вторая мера предосторожности – не подъезжать слишком близко.

Мы, соблюдя все вышесказанное, закрыли машину и спустились в русло. Первое, что поражает – полная тишина. Ни завываний ветра, ни шума проносящихся по шоссе автомобилей. Маршрут довольно короткий, от силы несколько километров и все это время вы находитесь словно в парке скульптур. Причудливые меловые изваяния возвышаются вокруг вас, а где-то высоко вверху на вас светит полуденное солнце. Мы прогулялись до небольшой пещеры, следуя по которой, метров через пятьдесят выбрались наружу и вернулись к нашей машине. На данном этапе между участниками поездки возник серьезный спор. Часть желала изменить маршрут и отправиться прямиком в Эйлат, а часть, включая меня и Алекса – следовать маршруту и посетить интересные места пустыни Негев, оставив Эйлат на следующий раз. Как это ни грустно, но битый час мы провели в разговорах и словесных баталиях. Карты то извлекались из машины, то складировались обратно, приводились десятки доводов и каждый из участников считал именно свой план наиболее оптимальным.

В пользу Эйлата приводился тот довод, что июль – не лучшее время для поездок по пустыне и гораздо комфортнее провести время в курортном городке на Красном Море. Справедливости ради стоит признать, что жара стояла неимоверная, достигая 40 градусов в тени и кондиционер в машине работал беспрерывно. Пот лился градом и было действительно физически тяжело переносить такую погоду.

В итоге решение было принято в пользу Эйлата и только лишь потому, что проще было согласиться, чем сделать по-своему и всю дорогу выслушивать недовольные реплики наших попутчиков. Жаль, мы надеялись посетить Кратер Рамон, Сде-Бокер, древний Авдат. Итак, до Эйлата ровно 202 километра. Мы выезжаем на шоссе и пристроившись за неким превышающим скорость автолюбителем, набираем крейсерскую скорость в 120км/ч.

Местность напоминает африканские саванны. Это – Арава, пустынная равнина, тянущаяся от Мертвого моря к Красному. Иорданские горы – по левую руку от нас, но довольно далеко и разглядеть что-либо сложно. Машин довольно много, судя по всему отдыхающие, следующие как в Эйлат, так и обратно, в центр страны. В Араве с десяток сельскохозяйственных поселений, занимающихся освоением пустынных земель – Хацева, Паран, Йотвата и другие. Прямо в песчаном грунте произрастают целые плантации финиковых пальм. По иорданскую же сторону границы – пустота, ни домика, ни деревца.

К четырем часа дня мы въезжаем в Эйлат. Автострада плавно спускается по направлению к Красному морю. Вначале открывается потрясающий по красоте вид на сам Эйлатский залив, окруженный величественными горами, а затем, словно из-под земли, вырастают высотные дома и отели, расположенные на берегу залива. При въезде в город – полицейский пост, мы объезжаем бетонные блоки, притормаживаем возле группы полицейских, те утвердительно кивают и вот мы въезжаем в город.

Обычно, дикие туристы вроде нас останавливаются в южной части города, неподалеку от границы с Египтом. Пляжи там чище, а народу меньше. Но в эти дни было какое-то грустное исключение, людей было тьма-тьмущая! Сотни палаток буквально оккупировали все побережье от иорданской границы до египетской, между которыми всего 14 километров. Вот было самое время проехаться как следует по косточкам «заманивших» нас сюда людей, но…было лень снова спорить, что было – то было.

Ночевать среди десятков тысяч отдыхающих, слышать в метре от себя смех и храп, болтовню и вздохи – было не слишком комфортно. Мы снова вернулись в центр города, в надежде найти альтернативу в виде недорогой гостиницы, но – тщетно. В молодёжном хостеле лишь развели руками – места были забронированы на неделю вперед. Тетушки, предлагающие квартиры хотели не меньше $80 в сутки за комнату в квартире – абсурд ! Поколесив по Эйлату еще час и не найдя ничего путного, мы остановились и принялись совещаться – что делать дальше.

Вариант был всего один – выехать за город и заночевать прямо в пустыне, предварительно искупавшись в море и нагулявшись по эйлатской набережной. По крайней мере, тем самым мы бы избавили себя от шума и толп народа. С другой стороны несколько коробило сознание того, что приехав на море, мы спим в пустыне, словно бедуины. И тут мне в голову пришла мысль – а что, если рвануть через границу в Египет и заночевать в одном из местечек, вроде Рас-а-Сатана, или в Дахабе? Высказав сию оригинальную мысль я осекся, ибо понял, что вряд ли у всех нас есть при себе загранпаспорта.

Заграничное турне не планировалось, а специально возить с собой загранпаспорт было бы странно.

Но, как оказалось, моя идея вызвала большой интерес, а загранпаспорт оказался не только у меня, но и у Алекса! Мало того, он поддержал мою идею с Синаем. К большому нашему удовлетворению, двое наших попутчиков согласились с нами, признав, что так было бы справедливо.

Они желали моря – они его получили, мы ожидали природы и памятников архитектуры – мы их получим в Египте. Машина была Вадима, так что, мы с Алексом, перейдя границу, оставались без транспорта. Это нас не сильно отягощало. Поэтому было решено следующее – друзья подвозят нас на границу в Табе, а послезавтра в 12:00 нас оттуда забирают, после чего все мы возвращаемся домой. Таким образом, на Египет у нас оставалось примерно 34 часа, включая две ночи.

Сказано-сделано. Уже через полчаса мы поживаем друг-другу руки, договариваемся держать связь по мобильным телефонам и расстаемся.

Египет

Границу проходим быстро, платим пограничный сбор (67 шекелей, или $16), сотрудница службы безопасности предупреждает меня об опасности терактов, я с пониманием киваю в ответ и вот мы уже на египетской стороне. Не в пример египетскому КПП в Рафахе, где с первой минуты вы ощущаете что попали в Африку, тут в Табе, все было иначе. Вполне современное здание терминала, работающие кондиционеры — вообщем все, как надо. Меняем деньги в банке, платим египетский сбор за переход границы (17 фунтов), затем проходим к паспортному контролю. Два усатых дядьки в штатском, неторопливо шлепают въездные штампы в наши паспорта, напоминают, что с синайской визой нельзя покидать пределы южного Синая. Это известное правило, мы согласно киваем.

Таба — типичный приграничный городок, в котором никто не живет, но здесь расквартирован военный гарнизон, на фоне которого несколько странновато смотрится отель «Taba-Hilton». Кроме военной базы, нескольких административных зданий и вечно закрытого музея – в Табе нет ровным счетом ничего. Кроме того, большое количество людей в форме, находящихся везде, буквально на каждом углу. Поэтому меня всегда от души интересовал вопрос – с какой целью российские туроператоры пытаются продавать туры в Табу? Более неудобного места для семейного отдыха — не отыскать во всем Египте.

Другое дело – западные туристы, которым не требуется виза в Израиль. Им дешевле жить в Табе, а отдыхать и развлекаться в соседнем Эйлате, до которого всего10 минут на автобусе.

Прямо при выходе из терминала туристов поджидают таксисты. Стандартный тариф — 500 фунтов за весь семиместный автомобиль до Шарма, или 400 фунтов до Дахаба. Для сравнения, при почти вдвое большем расстоянии от КПП Рафах до Каира можно сторговаться на 150 фунтах за тот же самый семиместный доисторический «Пежо». Подобная разница в цене вызвана практически полным отсутствием общественного транспорта в южном Синае. Из Табы в Шарм отправляются не более 2 автобусов в день, первый — в 9 утра, второй в 15:00. При этом в некоторые дни есть только один автобус, а в некоторые — нет вообще.

В нашем положение ситуация еще более плачевна, ибо вечером шанс найти общественный транспорт равен нулю. Подобное со мной уже случалось, за год до описываемых событий. В тот раз я надолго застрял в Табе, пока, наконец меня не подвез в Дахаб сердобольный местный житель. Но сейчас, с учетом массы туристов голосующих на шоссе – на это рассчитывать не приходилось. В конце-концов, простояв порядка 40 минут и не вызвав сочувствия ни у одного автолюбителя, мы решили заночевать в самой Табе. А точнее в отеле «Salladin», что в 5 км от пограничного перехода и прямо напротив острова Фараонов.

Это расстояние мы прошли пешком и ничуть не пожалели – слева синее Красное море, справа – отвесные синайские горы. Лепота!

Островок знаменит своей живописной крепостью крестоносцев, построенную на островке, в метрах двухстах от берега. Крепость очень живописна и красива, при этом прекрасно сохранилась и по идее открыта для посещений. К слову сказать, добраться до нее вплавь вам никто не даст, ввиду того, что это уже пограничная зона, закрытая для отдыха и купаний.

Сам отель расположен на берегу и состоит из десятка коттеджей по несколько комнат в каждом. Постояльцев было совсем не много и все — египтяне.

Администратор играл в нарды с полицейским, негромко звучала восточная мелодия.

Наше неожиданное появление, судя по всему, сильно удивило их обоих.

Изначально цена за дабл с кондиционером составила 170 фунтов ($42), после недолго торга удалось сбить до 120 ($30).

Номера скромные, но со вкусом. Две кровати, тумба между ними, кондиционер. Телевизора нет, но он нам и не нужен. В душе есть горячая и холодная вода, что весьма существенно для египетских отелей без звезд. На часах – семь вечера. Темнеет быстро. Успеваем окунуться, но как следует искупаться, нам не позволяют солдаты – совсем рядом пост египетской береговой охраны. Тут и днем солдаты наблюдают за вашим купанием, что бы вы случайно не уплыли в Израиль, а ночью и говорить нечего! Эти меры безопасности оправданы – Египет делает все возможное, дабы предотвратить любые возможные провокации террористов в отношении Израиля. А прецеденты, увы, были.

Третий день

Наша гостиница оплачена на сутки, то есть до полудня. На часах – 10 утра. Еще с вечера мы приняли незаурядное решение – с утра рвануть в Нувейбу, погрузиться на скоростной кораблик и переправиться в Иорданию. По нашим расчетам мы должны были отплыть в 15:00 и с учетом пути, паспортных формальностей и прочего, оказаться в центре Акабы не позднее 17:30. Вечер мы проведем в Акабе, а на следующий день утром мы перейдем границу в Израиль и встретимся с друзьями.

Но сейчас утро и остается достаточно времени до отправления судна. С другой стороны своего транспорта нет и наша маневренность очень ограничена. Позавтракав мы вновь искупались, полюбовались на Крепость Салладина (переправа туда стоит аж по 36 фунтов на человека, это за какие-то 200 метров!), плюс 20 фунтов входной билет.

К половине двенадцатого мы прощаемся с отелем и его администратором Саидом, выходим на шоссе и преступаем к автостопу. Сегодня нам крупно везет – первая же машина останавливается, это типовая «Toyota» пикап, которой пользуются все местные бедуины. За проезд в кузове до Нувейбы, мы заплатили 20 фунтов за двоих.

Когда-то, во времена израильского правления на Синае (1967 — 1984), маленькая бедуинская Нувэйба превратилась в цветущий сад. Сюда была проведена дорога из Эйлата, тут был построен причал, небольшая фабрика по переработке фруктов, тут функционировала опреснительная установка. Сейчас многое изменилось. Да, египтяне попытались максимально сохранить и возродить созданное израильтянами, однако, судя по всему, им это не удалось.

Апельсиновые плантации погибли, фабрика брошена, правда морской причал действует и от него отправляются паромы в Иорданию.

Бедуин довез нас до самых ворот порта, правда, как выяснилось, билеты следует покупать в офисе паромной компании, что несколько в стороне от порта. Билеты продаются двух классов. Мы даже не интересуемся разницей между ними, а сразу просим самые дешевые. За них платим по 150 фунтов ($38). До отправления – два часа. Дабы не рисковать, сразу отправляемся в порт. На входе показываем паспорта с билетами, проходим во внутрь, на таможне не задерживаемся – багажа у нас нет, из вещей – фотоаппарат и бутылка воды. После того, как нам ставят выездные печати, вдруг появляется большой начальник и выгоняет нас на улицу, мотивируя это тем, что посадка начинается за полтора часа, а мы пришли рано.

Что ж – действительно, спорить не о чем. Лучше ждать на свободе, чем в убогом и душном зале отправления. Но только мы выходим из ворот порта и направляемся к ближайшему супермаркету, за нами с криком выбегает все тот же большой начальник и зовет обратно. Он в растерянности объясняет, что не знал, что нам уже поставили выездные штампы. Теперь мы просто обязаны проходить в зал ожидания. Хорошо, проходим. Нас ведут через большую бетонную площадь. Зал ожидания представляет из себя мрачноватый ангар, напоминающий вокзалы в России, поезда в которые прибывает раз в год.

Народ начинает прибывать пачками, судя по всему их подвезли из здания таможни автобусом. Наконец начинается посадка. Паром – это не совсем паром, больше наверное катер по типу курсирующих из Таллина в Хельсинки. Вполне комфортный, внутри – прохладно, работают кондиционеры. Мы трогаемся, Нувейба и египетский берег быстро удаляются. Через четверть часа на горизонте становится виден Эйлат и соседняя с ним иорданская Акаба, куда мы и держим путь.

Иордания

На сайте иорданского клуба я читал, что по прибытии в Акабу, паспорта собирает иорданский пограничник. Именно так все и получилось. Пассажиры спускаются на причал и сразу садятся в автобус, который проезжает несколько сот метров и высаживает нас прямо перед входом в терминал. И здесь начинается неразбериха. Куда унесли наши паспорта, где их получать, куда идти ? Похоже, что мало кто знает что делать. Через некоторое время публика устремляется к окошечкам, откуда раздаются имена и фамилии, пассажиров, чьи паспорта уже проштампованы. Минут десять мы ожидаем, пока назовут и наши фамилии, но тщетно! Было также странно, что никто не платил за визу.

Потом все стало ясно. Дело в том, что основную часть пассажиров нашего рейса составляли организованные французские группы. Они прибыли на 2 дня с целью посещения Петры и получали специальную печать ASZES, дающую право на бесплатный въезд в Иорданию. Я слышал о подобном, но деталей не знал. Как оказалось, таким образом может въехать любой желающий, при условии, что въезжает через свободную экономическую зону Акабы и через нее же будет выезжать. Эх, да это для нас!

Получив бесплатные въездные штампы мы покидаем порт, успеваем занять места в пассажирском минибусе, кои курсируют вдоль побережья и за пол динара доезжаем до центра города. На часах 17:10, мы укладываемся в расписание. Теперь наша задача найти недорогой отель, принять душ, отдохнуть и отправиться гулять по вечернему городу. С этой задачей справились моментально. Небольшой отель под названием…»Hotel», что рядом с перекрестком Princess Haya

Из достопримечательностей, интереса заслуживает старинный османский форт, расположенный в центре города возле приморской набережной. От былых времен форт сохранил свой фасад, а большая его часть пришла в негодность и была судя по всему растаскана местными жителями на строительство собственных домов. Небольшой центр городка заполнен лавками торговцев, ресторанчиками, кафе.

Утром мы позвонили по сотовому телефону нашим друзьям по ту сторону границы, переиграли место встречи с египетской границы на иорданскую. Позже поймали такси и за 3 динара доехали до погранперехода в Израиль. Друзья ждали нас на той стороне.

Alexander Lapshin
15/08/2003 14:14

Источник