Welcome to New York!

июль 2011

До отлёта в США оставалось еще много времени, и, умирая от скуки на парах в институте или спасаясь ночью от бессонницы, я тысячу раз представлял себе, каким должен быть Нью-Йорк — через два месяца я уезжал туда на три недели учить английский язык (Interacadem-Embassy CES). Перед глазами проплывали сцены из знаменитых голливудских фильмов: вот шайка мальчишек из «Однажды в Америке» шатается по невзрачным улочкам еврейского квартала в поисках заработка, в будущем — настоящие мафиози с неизбежными атрибутами в виде длинных плащей до пола, фетровых шляп, шикарных авто и роковых красавиц; вот — «Нью-Йорк, я люблю тебя» — здесь он уже совсем другой, город характеров и их сумасшедших контрастов, город, в котором чудеса случаются на каждом шагу и так часто, что ты просто перестаешь их замечать:

Серое, тоскливое утро. Пирс, одиноко уходящий в кажущуюся неподвижной водную гладь, на скамейке сидит человек. Вот он докуривает сигарету, роется в сумке, достает оттуда запакованный в картонную коробочку хот-дог, купленный незадолго до этого у продавца на улице, откусывает кусочек…. и весь мир вокруг начинает наполняться звуками. Красками. Голосами. Город оживает.

Какого же это? Не представлять, а именно — чувствовать: свежий воздух, веющий с океана; наблюдать , как набрякшие листья, точно глиняные черепки, перекатываются по раскаленному солнцем асфальту; слышать далекий гул полицейских машин, патрулирующих кварталы Нового Вавилона, за спиной; ощущать вкус настоящего американского хот-дога, щедро приправленного кетчупом и горчицей. Какого …?

Вспоминались строки из Лорки, воспоминания о своей поездке в Штаты Есенина, стихи Маяковского о Нью-Йорке:

Асфальт — стекло.
Иду и звеню.
Леса и травинки —
сбриты.
На север
с юга
идут авеню,
на запад с востока —
стриты.
А между —
(куда их строитель завез!)-
дома
невозможной длины.
Одни дома
длиною до звезд,
другие —
длиной до луны.

(«Бродвей», цикл «Стихи об Америке», 1925)

Так вот. Что бы вы там себе не представляли, при личном знакомстве этот город ведет себя так, как ему вздумается. Он, не церемонясь, хватает вас за руки и глядя прямо в глаза начинает что-то быстро говорить сразу на нескольких языках, от чего подкашиваются ноги а голова идет кругом. Но, потихоньку приходя в себя и видя эту улыбку до ушей, его невероятную искренность и открытость , ты отдаешься этому развеселому городу-чудаку, который уже тащит тебя вслед за собой, чтобы похвастаться всеми причудливыми богатствами, которые он в себе заключил. А похвастаться есть чем.

Итак, двенадцатичасовой перелет с завораживающими видами на заснеженные горы Исландии и пересадкой в аэропорту Вашингтона позади. Airtrain благополучно доставил вас до ближайшей станции метро — Jamaica Station (обладая приличным уровнем знания языка, я еще в Москве решил устроить себе маленькое приключение и добраться до общежития, предоставленного Embassy CES, самостоятельно), и первое, что в нью-йоркском метро бросается в глаза — это люди; причем, чем ближе ты подбираешься к точке назначения, тем меньше веришь в то, что вокруг тебя происходит.

Вот в вагон заходит бездомный паренек на вид лет двадцати пяти и начинает декламировать стихи собственного сочинения, рассказывающие о тяготах такой жизни и призывающие собратьев к любви и состраданию; полностью покрытая татуировками женщина лет шестидесяти с огромным розовым ирокезом на голове; рядом, как ни в чем ни бывало, сидит афроамериканец в деловом костюме, видимо, бизнесмен.

Через несколько дней, прогуливаясь по городу, сквозь стекло витрины ты увидишь, как белый парнишка натирает до блеска туфли грузному чернокожему господину, раскинувшемуся в кресле с газетой в руках, и в очередной раз усмехнешься, подумав, до чего изменчив этот мир. Но сейчас не об этом.

Subway — лишь прелюдия к тому, что ожидает вас впереди. Потому что, очутившись на воздухе, ты словно вдруг оказываешься на чужой планете в ослепительных огнях вывесок и реклам, отражающихся и преломляющихся в стекле небоскребов, словно в гигантских зеркалах, уплывающих куда-то далеко-далеко в небо — не хватает разве что проносящихся над головой летательных аппаратов из «Пятого элемента». Именно такой предстает перед вами впервые Times Square.

Нью-Йорк разделен на несколько районов. Мне выпало счастье жить на Манхэттене, в 20 минутах от школы по прямой ветке на метро. Здесь сосредоточились все крупнейшие магазины, рестораны и популярные аттракционы города: башня Empire State Building, подниматься на которую следует исключительно в темное время суток, чтобы ощутить всю красоту момента; Hard Rock Café, знаменитый магазин M&M’s, магазины комиксов (будь я на 10 лет помладше, я бы, наверное, остался там жить), магазины джинсов, где пара джинс стоит честные 50$, и музыкальных инструментов, где за новенький Fender просят всего 300$; кинотеатры, мюзиклы с участием голливудских звезд, Starbucks’ы, маленькие пиццерии и снова магазины, и конечно же — Central Park.Место, где я впервые увидел вживую, как играют в бейсбол, а немного позже — и сам взял в руки биту с перчаткой.

Сочувствующим сексуальным меньшинствам добро пожаловать в Челси, в Бруклине всегда можно услышать русскую речь и погреть косточки на Брайтон-Бич (лучше это делать утром и в будние дни, по выходным там всегда куча народу), в чайна-тауне отведать традиционных китайский пельменей Dim-Sum, а в черных кварталах, таких как Гарлем или Бронкс, если очень не повезет — получить пулю в лоб. Поэтому без особой надобности там лучше не появляться, особенно — после захода солнца.

Чему не устаешь поражаться в этом городе — здесь тебе всегда есть чем заняться. Кроме регулярных походов на пляж, прогулок по набережной и часов на газончиках в Central Park’е, посиделок в битниковских кафешках, где я читал свои стихи на русском и — уже английском языке, посещения музыкальных клубов, в которых ночь на пролет играл старый добрый рок, блюз и джаз, хоум-пати вместе с classmate’ами, игры в бильярд за кружечкой эля, мы ездили в Бостон, также от школы устраивалась экскурсия на Ниагару — действительно величественное зрелище, очередное откровение, бьющие фонтаном из самого сердца Америки. На сладкое по окончанию курса была запланирована поездка в Сан-Франциско, но об этом прекрасном городе-сновидении как-нибудь в другой раз.

Отдельно хотелось бы сказать спасибо школе, где по счастливому стечению обстоятельств я познакомился с кучей замечательных ребят и девчат, и компании Интеракадем, которая это все для меня организовала. Бродский, сам проживший долгое время в Нью-Йорке, в своих воспоминания о Венеции как-то сказал, что те чувства, что вызывает у него этот город, можно сравнить с теми чувствами, что вызывает у молодого человека любимая девушка — для того, чтобы чувствовать себя счастливым, достаточно лишь её присутствия.

В случае с Нью-Йорком ты обретаешь не девушку, но настоящего друга, который всегда рад тебя видеть у себя в гостях. Такие вот чудеса случаются, нужно в них только поверить. Дерзайте!

Михаил
17/08/2011 06:11

Источник