Вся Испания за 7 дней

апрель-май 2002

Испания манила давно. От этой страны веяло романтикой, которая складывалась в какие-то цепочки ассоциаций: «Сервантес — Дон Кихот — Санчо Панса», «Фредерико Гарсия Лорка», «Веласкес — Гойя — Эль Греко — Прадо», «Миро — Дали — Пикассо», «Кармен — Мериме — Бизе — Щедрин (?)», «Гражданская война — интербригады — Хемингуэй — «По ком звонит колокол», «Дон Жуан — Донна Анна — Командор», «От Севильи до Гренады в тихом сумраке ночей — шумит, поет Гвадалквивир», «Коррида — быки — матадоры», «Футбол — олимпиада». И, наверное, эти цепочки можно было бы продолжать долго.

Поэтому и тур был выбран такой, чтобы можно было увидеть максимум. Назывался он «Вся Испания», предполагал посещение 8 городов за 8 дней и пересечение страны дважды — с севера на юг через центр и с юга на север по восточному побережью. Конечно, это путешествие нельзя назвать легким отдыхом. Оно подходит только тем, кто готов каждое утро вставать в 7 часов утра (иногда и раньше), проезжать в день от 200 до 600 километров, следовать жесткому распорядку, предложенному гидом и не боится, что впечатления, смешавшись, превратятся в кашу. Но мое детство прошло в Евпатории, где я вырос и где бываю ежегодно и сейчас. Поэтому времяпрепровождение на пляже даже самого Средиземного моря представлялось пустой тратой времени. А годы работы за забором крутого «почтового ящика», в течение которых не только поездки за границу, но и контакты с иностранцами были полностью исключены, заставляли торопиться. Поэтому тур, обещающий максимум впечатлений в сжатые сроки — как раз по мне.

Можно было бы, конечно, попробовать взять машину напрокат и самому проехаться по стране. Такой вид отдыха привлекает свободой передвижения и возможностью импровизации. Но он требует хотя бы минимального знания языка. Испанцы, как и французы, самодостаточны и иностранные языки, в том числе, английский не жалуют. Да и в самой стране много диалектов, заметно отличающихся от классического испанского (кастильского). Известно, например, что язык басков близок к грузинскому. Загадка лингвистики! Кроме того, хороший гид, а у нас был именно хороший, много расскажет о стране такого, что не прочтешь ни в одном путеводителе. Надеюсь, читатель оценит его рассказы.

Мы, то есть я и моя жена Наташа, по совету знакомой, давно работающей в туристическом бизнесе, купили путевки у одного из известных туроператоров, работающих на Испанию. Считаю нужным об этом сказать, т.к. много ездил в последние годы, и почти никогда не обходилось без каких-то накладок и недоразумений. Мы даже договорились с Наташей «не брать их в голову», чтобы не портить короткий отдых. Но в этот раз все было на удивление отлично. Отмечу и неприятную особенность Испании. Для выдачи виз консульство требует справки о зарплате и пребывании в отпуске, а также распечатку счета на карточке или справку о покупке валюты, исходя из суммы 40 долларов на человека в день. Наивные ребята эти испанцы! Не понимают, что для нашего человека получение любой справки — не проблема. Но, тем не менее, дополнительные усилия все-таки требуются. Кроме того, в турфирме предупредили, что одному их клиенту отказали в визе на том основании, что из консульства не смогли дозвониться по указанному им домашнему телефону (он, бедолага, жил на даче), а мобильные телефоны консульство не жалует. Не очень удобным оказалось и время вылета чартера — 6 часов утра. Соответственно, начало регистрации в 4. Решаем заехать с вечера. Нам из Подмосковья ехать до Шереметьева часа полтора. Все равно нормального сна не будет. Поэтому, отработав в пятницу и заехав домой за вещами, отправляемся своей машиной в аэропорт. Машину оставляем на автостоянке между двумя аэропортами и на микроавтобусе стоянки доезжаем до Шереметьева-2. Посидели в баре, выпили пиво, потом сухое вино (машина на стоянке — водитель свободен), подремали на скамье. Рейс, конечно, задержали, но всего минут на 40. Виновником оказался наш сосед в самолете, ждали его. Сейчас, опасаясь терактов, ждут всех, кто сдал багаж. В пути с соседом разговорились, оказалось, что летит посмотреть на соревнования «Формулы-1» в Барселоне, а потом хочет смотаться в Мадрид. Обязательно надо ему купить прикольные кроссовки, которые в Москве появятся только через 2 недели. А в Испании он надеется приобрести их уже завтра. Об этом милом раздолбае мы еще вспомним на обратном пути. А пока нас ждет Барселона. Перелет длится 4 часа 15 минут,время в Испании среднеевропейское, т.е. минус два часа от московского.

День первый (27 апреля). Барселона — Сарагоса.

Барселона встретила ярким солнцем, новеньким автобусом «Мерседес» и симпатичным гидом-испанцем по имени Эрнесто. Надо сказать, что при таких длительных и интенсивных переездах качество автобуса и личность гида имеют исключительное значение. Помню поездку по Европе на автобусе неизвестно какого лохматого года выпуска в сопровождении гида-польки, которая говорила по-русски чуть лучше, чем я по-польски. Но здесь нам крупно повезло. Автобус совершал всего второй рейс в своей короткой автомобильной жизни, Эрнесто отлично говорил по-русски, умел даже пошутить и шутки понимал, был крайне доброжелателен и услужлив, много знал и хорошо рассказывал, а группа оказалась очень интеллигентной и совершенно неконфликтной. Это тоже очень важно, т.к. нам в количестве 55 человек предстояло провести вместе целую неделю, а один зануда или скандалист способен отравить отпуск всем остальным 54. Обратило на себя внимание заметное число пожилых женщин, которых мы про себя окрестили «бабушками». Но бабушки компанию не портили. Одетые в спортивную одежду (кроссовки, джинсы, светлые куртки), с аккуратно подстриженными седыми головками (прически когда-то заметно отличали наших туристов от иностранных) они были веселы, активны и не упускали случая посидеть в баре за стаканом вина.

Барселона — столица автономной области Каталония, второй город Испании по величине (1,5 млн. жителей) и самый крупный порт. Возможно, связь с морем сделала каталонцев в чем-то похожими на одесситов. Если судить по Эрнесто, то с юмором у них все в порядке. В Барселоне несколько слоев архитектурных памятников. Первый — остатки римских сооружений, затем средневековые постройки (готический квартал), модерн начала двадцатого века, представленный уникальной архитектурой Гауди и, наконец, современные здания, построенные к олимпиаде. Произвел впечатление порт (его тоже капитально реконструировали перед олимпиадой), сами олимпийские сооружения, скульптуры Миро на городских площадях. Конечно, первым делом нас повезли к сбору Святого Семейства, строящемуся уже более 100 лет по проекту Гауди (испанцы делают ударение на последнем слоге). Уж сколько раз я видел этот собор на фотографиях и видео! А в действительности он оказался совсем иным, в чем-то поразившим, а в чем-то и разочаровавшим. Оказалось, что он построен на очень тесной площади и сфотографировать его целиком практически невозможно. Потом прогулка ускоренным темпом по парку, созданному Гауди, поездка по городу с обзорной экскурсией и — свободное время.

В отведенное время можно было посетить готический квартал, но Наташа там уже была во время отдыха с дочкой на побережье, и мы отправились в аквариум, до которого нас довез на автобусе Эрнесто. Вход довольно дорогой (11 евро), но впечатления сильные. Я бывал в аквариумах Севастополя и Клайпеды, но то, что мы увидели, превзошло все ожидания, хотя путеводители предупредили, что это лучший аквариум в Европе. Особенно впечатлили стеклянные туннели внутри огромных бассейнов, вдоль которых посетители перемещаются по движущейся дорожке. Рыбы справа, рыбы слева, рыбы сверху. Рыб много, в том числе, очень экзотических. При аквариуме есть рестораны, детские игровые площадки, аттракционы, макет подводной лодки. Здесь можно провести целый день. Но мы торопимся. Идем мимо гаваней со множеством яхт. Прожив долгое время у моря, я остался неравнодушен к кораблям и яхтам, а там было на что посмотреть, некоторые — ну просто красотки, от которых трудно оторвать глаз. Остается время пройти мимо памятника Колумбу по бульвару Рамбла, заглянуть в сувенирные лавки, поглазеть на живые скульптуры. Одна такая, с позволения сказать, «скульптура (орангутанг в мундире), увидев, что я ее снимаю на видео, погналась за мной и выцыганила 1 евро, попытавшись затем чмокнуть в щеку. Гнусное зрелище, насилу увернулся.

Успеваем перехватить чашечку кофе с круасанами и грузимся в автобус. По дороге заезжаем на видовую площадку с прекрасным видом на город и порт, проносимся мимо замолкнувших от дневного зноя поющих фонтанов, олимпийских сооружений — и в путь, в Сарагосу.

Конечно, одного дня на Барселону мало. Нужно хотя бы дня три, чтобы побродить по ночному городу, пройтись по старым средневековым кварталам, послушать поющие фонтаны, заглянуть в музей Миро или съездить в Фигерос к Сальватору Дали. Но… сами выбрали такой маршрут.

До Сарагосы примерно 300 км. В автобусе прохладно и уютно, дорога хорошая, европейская, как оказывается позже, платная. Две полосы в одну сторону, две — в другую. Встречные полосы разнесены между собой, да еще и разгорожены, так что лобовые столкновения исключены. Позже убедился, что это типично для испанских дорог. Эрнесто объясняет, что скорость автобуса ограничена сотней километров в час. Попытка превысить эту цифру приводит к автоматическому прекращению подачи топлива. Но и с горки разгоняться не рекомендуется. В автобусе есть самописец, фиксирующий скорость и недоступный водителю. Зато он вполне доступен полицейскому. Штрафы за превышение скорости велики, можно даже лишиться прав, а значит и потерять работу. Для Испании — это катастрофа, поэтому большинство испанцев, в отличие от русских, не любят быстрой езды.

Покидаем Каталонию и въезжаем в Арагон. Местность довольно пустынная. Арагон — самая малонаселенная область Испании. Каменистый ландшафт оживляют яркие зеленые поля. Но это поливные земли. В остальном растительность скуднаяДеревень и ферм мало. Кстати, все сельскохозяйственные земли в Испании — частные. Эрнесто рассказывает о стране, причем не только об истории и достопримечательностях. Много внимания уделяет быту, национальному характеру. Например, арагонцев в Испании считают тупыми. Если сказать арагонцу, что куда-то надо доехать на 15-м автобусе, то он пропустит 14, сядет в пятнадцатый, а потом долго будет соображать, почему попал не туда. А кастильцы — очень деловые, но скупые. Следует анекдот об умирающем отце, который долго выспрашивал, вся ли семья собралась у его постели, а потом воскликнувшем: «Если все здесь, то почему горит свет на кухне?». Странно, обычно этот анекдот рассказывают о себе евреи. Кто у кого позаимствовал? Про каталонцев Эрнесто предпочитает анекдоты не рассказывать. Ну, понятно, своих не трогают.

По пути проезжаем под стальной аркой, перекинувшейся над дорогой. Проехал бы мимо и не обратил особого внимания. Оказывается в этом месте дорога пересекает Гринвичский меридиан. Никогда не задумывался над тем, что часть материковой Европы находится в западном полушарии. Когда-то на Урале удалось постоять одной ногой в Европе, а другой — в Азии. А вот условную границу между полушариями мы преодолеваем сходу. Периодически вдоль дороги возникают щиты с силуэтом черного быка. Они расставлены по всей Испании. Когда-то это была реклама виски, но фирма разорилась, а щиты выкупило государство, сделав их национальным символом. Их рисуют на сувенирах, и один такой бык теперь украшает магнитную нашлепку на моем холодильнике.

Обедаем в придорожном ресторане. Надо сказать, что туалета и бара в автобусе нет. Но неудобств не возникает, маршрут рассчитан так, что через 2-2,5 часа где-нибудь останавливаемся. В дороге при желании за 1 евро можно получить от Эрнесто банку пива, кока-колы или минеральной воды из холодильника (все по одной цене). Придорожные рестораны однотипны. В них самообслуживание, что облегчает выбор. Кроме того, Эрнесто начеку, расспрашивает поваров про блюда, советует, что выбрать. Обед на двоих с маленькой бутылкой вина (0,33 л.) обходится на двоих в 12-15 евро. Стараемся с Наташей выбирать разные блюда, а потом, съев половину, меняемся. Хочется попробовать побольше. Еда везде очень вкусная. Но об испанской кухне разговор особый. Обычно при ресторане — гостиница (или наоборот?), магазин, заправка.

Раз уж зашел разговор о туалетах, сразу скажу, что общественных туалетов в Испании практически нет. Один раз в Мадриде видел сооружение из металла наподобие парижского. Но туалеты есть в каждом кафе, и ими можно пользоваться. Пристойно, конечно, предварительно что-нибудь в этом кафе заказать, но ничего не скажут, если прошел мимо стойки прямиком в заведение.

К Сарагосе подъезжаем, когда начинает темнеть. Городок по нашим понятиям небольшой, примерно 600 тысяч. Но для испанцев — солидный. Все столицы автономных областей примерно такие же. А в Сарагосе еще есть крупный промышленный объект — завод по сборке «Опелей Корса». Кстати, это один из самых распространенных автомобилей в Испании. Больших машин практически нет. Я не припомню «Мерседесов», «Вольво» или хотя бы «Фольксвагенов-Пассат». Наверно, были, но в глаза не бросались. Эрнесто подтверждает, что Испания — страна автомашин среднего класса. В небогатой стране и автомобили не самые роскошные. Ну, — это спорно, о России такого не скажешь.

Переезжаем реку Эрбо по мосту, «сработанному еще рабами Рима» во втором веке нашей эры. Хорошо строили эти римские ребята, если через 18 веков по нему можно ездить на автомобилях. Слева мелькают развалины крепостной стены, основание которой тоже еще римских времен. Перед стеной памятник цезарю Августу. От него и пошло название города.

И тут нас ждет сразу два приятных сюрприза. Туроператор обещал гостиницу в окрестностях города, а она оказалась в самом центре. Да еще номер практически двухкомнатный (гостиная и спальня отделены стеной, которая, правда, слегка не достает до потолка). Последнее не принципиально, т.к. завтра утром мы покинем этот номер. А вот первое — очень важно. Поужинав (в стоимость путевки входит завтрак и ужин), отправляемся к реке. Проходим мимо подсвеченных крепостных стен, памятника Августу и выходим на площадь Пилар. Эрнесто успел нам рассказать, что площадь названа по имени базилики (собора) в честь святой покровительницы Испании. Завтра мы сюда придем на экскурсию. А пока мы просто гуляем по ночному городу, любуемся силуэтами соборов, фонтаном очень необычной конструкции, проходим мимо уже закрывающихся уличных кафе. Сегодня суббота (Господи, все еще суббота!!!), а этот день испанцы стараются посвящать Богу и семье.

По пути в гостиницу, пытаемся посчитать, сколько же часов мы не ложились в постель. Оказывается, что почти двое суток — 43 часа! Дремали, конечно, в аэропорту, самолете, автобусе, но не раздевались и не ложились. Думаете, это нас огорчило? Ничуть. Мы решили, что неплохо бы посидеть за столиком уличного кафе прямо напротив отеля. Взяли по стакану вина, сели и убедились, что не одни мы такие психи. Народ из нашей группы медленно подтягивался к своим спальным местам.

День второй (28 апреля). Сарагоса — Эскуриал — Пинто.

Подъем в 7 утра, завтрак и отправляемся на экскурсию по городу. Сначала по тем местам, где мы уже были. Оказывается площадь Пилар — самая большая в Европе после Красной. С одной стороны ее замыкает Кафедральный собор, с другой — виденный вчера фонтан. Вдоль площади — базилика. Собор примечателен. Если подойти к нему сзади, то это чисто восточное сооружение, по-моему, век XIV-XV (не хочу лезть в путеводитель, иначе появится желание списывать оттуда текст кусками, а это уже не интересно). А фасад в стиле барокко, т.е. век XVIII. В Испании с архитектурой и не то бывает. Мы в этом еще не раз убедимся. Стоя у этого арабо-христианского собора да еще невдалеке от римского моста, уместно сказать хоть пару слов об истории Испании. Это очень поможет в дальнейшем.

Римляне пришли на полуостров в I веке до нашей эры, покорив живших там иберийцев и вытеснив карфагенян. Многие известные римляне (Сенека, например) выходцы из пиренейской провинции. В III веке под напором варваров (вестготов) римляне ушли, а в VIII веке полуостров заняли арабы, которые легко пересекли 14-километровый Гибралтар. До конца XV века на полуострове мирно соседствовали 3 религии — мусульманство арабов, христианство крестившихся вестготов и иудаизм осевшей здесь после разрушения Иерусалимского храма многочисленной и влиятельной еврейской диаспоры. В этот период возник своеобразный архитектурный стиль, который у нас не совсем верно называют мавританским, а в Испании — стилем мудехар. (Знаток русского языка Эрнесто не преминул заметить, что слово звучит для русского языка не совсем благозвучно). Именно в стиле мудехар построен Кафедральный собор за исключением достроенного позже фасада. Чтобы закончить исторический экскурс, скажу, что идиллия закончилась в 1492 году. Эта дата так часто повторялась на разных экскурсиях, что я ее запомнил, хотя, подобно Онегину, всегда «рыться не имел охоты в хронологической пыли бытописания земли». Началась реконкиста, т.е. «перезавоевание», а говоря современным языком, этническая чистка — изгнание с полуострова арабов и евреев. Впрочем, чистка была скорее религиозной, т.к. обратившиеся христианство могли остаться. Этим, кстати, воспользовался вовремя крестившийся иудей Христофор Колумб, прославивший и обогативший Испанию. Ну, а дальше — мрачные годы инквизиции, преследование еретиков, аутодафе и прочие прелести средневековья. Правили Испанией сначала Габсбурги, потом их династия пресеклась и в борьбе за испанскую корону победили Бурбоны. Из Бурбонов и нынешний король Испании Хуан Карлос. Однако, вернемся на площадь. Перед собором — памятник Гойе, окруженный скульптурными группами — две махи и два махо (красавицы и красавцы).

Фотографируемся каждый с представителями противоположного пола, подтверждая традиционную сексуальную ориентацию. Рядом с памятником вход в подземный археологический музей, выполненный в современном стиле. По уродливости и несовместимости с окружением он бьет рекорд луврской пирамиды. Фонтан с противоположной стороны площади оказывается подарком американцев. Эрнесто ехидно замечает, что если рассматривать его с вертолета, то можно увидеть силуэт американского континента, по которому плавно стекает вода, обрывающаяся затем водопадом. Лежащий рядом земной шар олицетворяет путешествие Колумба, а три пилона — три его корабля.

Базилика Святой Пилар построена над колонной, с которой святая явилась жителям города. Собор огромен. Не буду описывать подробно его убранство, поскольку соборов мы насмотрелись много, и многое в памяти стерлось, а осталось только главное. Для меня главным оказались фрески раннего Гойи. Они заметно выделяются оригинальностью исполнения, за что мастер и поплатился. Заказчику не понравилась работа, и договор на дальнейшую роспись был расторгнут. Интересна и сама колонна Святой Пилар. Она покрыта серебром и располагается перед алтарем в правой его части (в центре не получилось, иначе собор съехал бы в реку). Но можно подойти к колонне за алтарем, приложить к ней руку и попросить у Господа исполнить желание, подкрепив просьбу подаянием в специальный ящик.

Несколько неуместными в церковном интерьере показались две бомбы небольшого размера, подвешенные на колоне. Но у них своя история. Во время гражданской войны на базилику были сброшены 4 бомбы. Две из них взорвались — одна на площади перед собором, другая за ним, на набережной Эбро. А две бомбы попали в цель, пробив свод, но не взорвались. Вот и оставайся после этого атеистом! Дырки в своде так и не заштукатурили, хотя одна из них пришлась прямо на фреску Гойи.

Совершаем проезд по улицам города. Запомнились развалины крепостных стен, памятник защитникам города от войск Наполеона и очень красивая усадьба в стиле мудехар (квадратные башни с прямоугольными зубцами), в которой сейчас размещен муниципалитет. Надо сказать, что испанцы недолюбливают французов.

Сказались последствия войн, в частности, наполеоновских. Но именно наполеоновская война роднит Испанию с Россией. Это был «второй фронт» сопротивления императору. Страну так окончательно и не покорили, а испанцы, как и русские, в этой войне впервые использовали партизанскую тактику — герилью. А наш путь лежит дальше, в столичную провинцию Кастилия. Переезд примерно километров 350. Пейзаж заметно меняется. Мадрид расположен на плато высотой около 600 метров. Начинаются горы, кое-где — дорожный серпантин. Временами закладывает уши. По дороге Эрнесто преподает нам краткий курс испанского языка, а заодно рассказывает о местных блюдах и винах. Кое-что из этих уроков воспроизведу, используя русскую транскрипцию испанских слов и обращая внимание на то, что не всегда найдешь в словарях. Поскольку писал на слух, возможны ошибки

Во-первых, для приветствия вполне годится слово «оля» (с ударением на первом слоге). Незачем употреблять более сложные построения вроде «буэнос диас (тардес, ночес) — «доброе утро (день, вечер). «Оля» — что-то вроде русского «привет» или английского «hi», но гораздо более уважительно. Можно употреблять по отношению к незнакомым людям, старшим по возрасту и должности. Заходя в небольшой магазин или бар, так приветствуют продавца. Соответственно «авиос» — это «пока». Слова «мучос грасиас» тоже пригодятся всегда. Нетрудно догадаться, что это «большое спасибо». А вот «пожалуйста», как и в большинстве европейских языков имеет два значения. «Денала» — это что-то вроде «не стоит», т.е. ответ на «спасибо». А в случае просьбы следует говорить «пер фавор». Очень полезные слова. Ими вы обращаете на себя внимание продавца, дежурного в отеле или официанта. «Ля куэнта, пер фавор» — и у вас появляется надежда, что вскоре официант принесет счет. На просьбу «кафе» (с ударением на последнем слоге) вам принесут, скорее всего, «кафе соло», т.е. эспрессо в маленькой чашечке, заполненной наполовину. «Кафе ларго» — это большая чашка кофе. Но не радуйтесь, самого кофе там ровно столько же, просто соло разбавили большим количеством воды. Пиво обозначается двумя словами «сервеса» — это пиво из бутылки, а «канья» — из бочки. Но здесь все можно уточнить жестами, и бармены хорошо реагируют на английское «бир».

Вино надо пить красное (если не к рыбе). Предупреждаю от ошибки, которую я совершил в первый день в Сарагосе, когда на итальянский манер попросил «вино росса» и получил в наказание розовый напиток, живо напомнивший «рожеве мицне» моего детства. «Красное» по-испански — «тинто». «Дос вино тинто, пер фавор» — и перед вами 2 фужера с прекрасным красным вином. Этим можно было бы и ограничить изучение напитков для дилетантов, но с помощью Эрнесто нам удалось глубже исследовать этот вопрос. На бутылках вина в Испании пишут не только его название, но и место, где вырос виноград. Лучшее вино из Риохи (север Каталонии и Страна Басков). У него действительно особый вкус, но оно и дороже. На втором месте вино из Ла Манчи. Самое дешевое вино — то, которое производится в данной местности. Отличается вино и по выдержке. «Меса» — это простое, невыдержанное вино. «Крианто», «Резерв» и «Гранд резерв» выдержаны в дубовых бочках соответственно пол года, год и полтора года. Коньяк в Испании именуют по понятным причинам «бренди». «Бренди де торро» — очень приличный «бычий» коньяк (думаю, что не надо пояснять, что «торро» — это бык). Цена зависит от выдержки. Порция простого коньяка (примерно 100 грамм) стоит в баре около 1,5 евро. Есть еще каталонское шампаское — «кала», очень приятное на вкус, и напиток для настоящих мужчин «орухо» — самогон из виноградного жмыха. Я думал, что по вкусу он должен напоминать граппу или чачу. Увы, вкус плохого самогона разочаровал. Пьют испанцы и анисовую водку, причем крепостью до 52 градусов. Но вкус очень уж специфичен. Видно это пристрастие у них осталось со времен владычества мусульман, которые, как известно, слегка разбавляют анисовую водку водой, после чего она приобретает молочный цвет. Аллах, хоть он и всемогущий, думает, что правоверный пьет молоко и не наказывает его за нарушение заповедей Корана. Юг Испании — родина хереса. Своеобразный вкус, особенно у сухого. Но я не любитель этого сорта вина, как, впрочем, и малаги. Эрнесто предупредил также, что «сангрия» — это не вино, ее не разливают в бутылки, это винный коктейль, который готовят при посетителе. В смесь вин добавляют фрукты, а иногда и фруктовый сок. Наверное, вкусно, но я не пробовал. А вообще «сангрия» переводится, как «кровь». Есть хорошее красное вино «Сангрия де торро» или по нашему — «Бычья кровь».

Однако, прерываю эту волнующую тему, поскольку Эрнесто предупреждает, что мы будем проезжать недалеко от Эскуриала — летней резиденции и пантеона испанских королей. Если большинство захочет, мы туда завернем за отдельную плату. Плата немалая — по 30 евро, но и желание побывать там, где вершились «тайны мадридского двора», очень велико. Подавляющее большинство группы высказывается «за», остальным обещано свободное время, и мы сворачиваем с прямого пути.

По пути к Эскуриалу на холме возникает огромный крест. Он воздвигнут в Долине героев на месте погребения жертв гражданской войны, где позже в соответствии с завещанием был похоронен генерал Франко. Причем диктатор распорядился похоронить там как своих сторонников, так и республиканцев. Лицемерный жест, если учесть, что в боях погибло 200 тысяч человек, а потом по приказу Франко было расстреляно еще 400 тысяч. Надо сказать, что отношение к Франко в стране неоднозначное. Тысячи его бывших сторонников приходят на могилу в день рождения и смерти. Мы в России такое пережили и еще долго, наверное, будем переживать, это нам понятно. При Франко в стране был порядок и не было безработицы. Тоже понятно, так и должно быть при тоталитарном режиме. Но оказывается, что во времена диктатуры в стране процветал малый бизнес, практически полностью освобожденный от налогов. Это уже необычно и совсем не типично. После присоединения к Европейскому союзу Испания была вынуждена принять европейский стандарт в области налогообложения малого бизнеса, и число сторонников Франко возросло. Но въезжаем в Эскуриал. Этот небольшой и очень живописный городок на склоне горы образовался вокруг дворца, построенного Филиппом II, сыном Карла I (он же император Священной римской империи Карл V) в середине XVI века. О Филиппе II у нас еще будет разговор, как и о его отце. Оба оставили заметный след в истории страны.

Снаружи дворец производит мрачное впечатление. Серое прямоугольное здание с гладкими без украшений стенами и квадратными башнями по углам. Не говорю о Петергофе, даже Версаль кажется по сравнению с Эскуриалом нарядным и легкомысленным. Площадь перед дворцом окружают дома такого же угрюмого казарменного вида. Через ворота входим во внутренний двор, проходим его и, поднявшись по ступеням, оказываемся в громадном роскошном соборе. Гид обращает внимание на дверцы по обе стороны алтаря. Одна из них вела в покои короля Филиппа II, другая — в покои его дочери.

В одном из приделов собора скульптура распятого Христа из белоснежного мрамора. Это единственная работа Бенвенуто Челлини, выполненная им не в металле, а в камне специально для Эскуриала. Вот только целомудренные монахи навесили Христу на бедра белую повязку.

Проходим по комнатам дворцовой части комплекса (в нем всегда существовал и существует поныне монастырь). Обстановка подлинная и крайне аскетичная. Скромно жил король. Здесь же носилки с регулируемым наклоном спинки, на которых короля несколько дней несли из Мадрида во время его последнего путешествия в любимый дворец. Из спальни короля через стеклянную дверь виден алтарь. Когда король умирал, дверь была открыта, и он таким образом присутствовал на богослужении.

Опускаемся на глубину 10 метров и попадаем в пантеон, где похоронены все испанские короли, начиная с Филиппа II. Королев хоронили здесь же, но только тех, чей сын становился королем, т.е. покоятся здесь королевы-матери. Помещение небольшое. В нишах по стенам установлены урны с прахом. Три из них пустые, без надписей, одна у двери и две — над дверью. Первая предназначена для праха деда нынешнего короля. Его тело находится во временном захоронении и, когда обратится в прах, будет помещено в урну. Две урны над дверью король Хуан Карлос отвел для своих родителей. Это против правил, т.к. родители короля большую часть жизни провели в изгнании и страной не правили. Но короля в стране любят и пошли навстречу его просьбе. Где похоронят самого Хуана Карлоса — пока не известно. В пантеоне мест больше нет. Проходим анфиладой подземных помещений, в которых похоронены члены королевской семьи — принцы, принцессы, королевы, не родившие королей. Некоторые усыпальницы — просто произведения искусства. Гид обращает внимание на круглую гробницу, которую в Испании называют «детский торт». В ней покоится прах детей королевской семьи, не достигших совершеннолетия. Прямо скажем, черный юмор. Да еще Эрнесто, по-видимому, не очень удачно перевел гида, сказав, что тела усопших предварительно измельчают. Из холодного подземелья поднимаемся в монастырскую библиотеку. Она крайне редко открыта для посетителей, и нам повезло, поскольку даже ради одной библиотеки стоило бы посетить Эскуриал. По стенам шкафы с древними фолиантами на арабском, еврейском, греческом, латыни. Десятки тысяч книг насчитывает библиотека, и это при том, что она сильно пострадала во время пожаров. Есть книги, которым уже за полторы тысячи лет. Стоят книги корешками внутрь, для того, чтобы их не повредили, когда снимают с полок и чтобы сухой горный воздух проветривал страницы. Некоторые книги стоят открытыми для обозрения посетителей. Потолок библиотеки расписан великолепными фресками, на стенах — картины выдающихся испанских мастеров. В центре комнаты — столы для работы, глобусы, физические и астрономические приборы. Обращает внимание модель вселенной по Птолемею.

Из дворца выходим в монастырский сад, благоухающий розами с прекрасным видом на цветущую долину. Полный контраст суровому Эскуриалу. Но расслабиться не успеваем. Бежит служитель и жестами показывает, что сад закрывается. Усталые, но довольные садимся в автобусы и направляемся в маленький городок Пинто в 30 километрах от Мадрида. Жаль, конечно, в Мадриде было бы интереснее. Но туроператор предупреждал заранее, так что все по честному. Городок оказался действительно маленьким. Много современных зданий, прекрасный ухоженный стадион. Я теперь понимаю, почему испанцы — отличные футболисты. Стадионы у них везде, и оборудованы они прекрасно. Кроме того, Эрнесто сказал, что коррида — это зрелище южан. А северяне, хоть и от корриды не отказываются, но предпочитают футбол. Гостиница чистенькая, но какая-то безликая, все стандартно, а глазу не на чем задержаться. Поужинали и еще с одной семейной парой, Дашей и Игорем из Питера, пошли побродить по городу. Зашли в небольшой ресторанчик, заполненный местными жителями, заказали вино «Риоху», а на закуску («тапас» по-испански) попросили хамон — вяленый свиной окорок. Его сначала выдерживают в соли, а потом вешают в прохладном месте. Так он может храниться годами. Не удивительно, что испанцы сделали столько географических открытий. С хамоном не страшны многолетние морские переходы. Хамон — национальное и широко распространенное блюдо. В каждом продуктовом магазине висят огромные свиные окорока. А в барах они стоят на специальных кронштейнах, и посетителям их нарезают тонкими, почти прозрачными ломтиками. В крупных магазинах то же самое делает машина. Если вы любите бастурму, то вам должен понравиться и хамон. Вот так риохой и хамоном завершился второй день а Испании.

День третий (29 апреля). Пинто — Толедо — Мадрид — Пинто.

Сегодня там ехать сравнительно недалеко. Толедо — древняя столица Испании находится всего в 80 километрах от Мадрида. Когда впереди на высокой скале возникает город, захватывает дух. Он красив, как сказка. Над городом доминирует шпиль Кафедрального собора и Алькасар — старинная цитадель, а ниже сбегают к реке крепостные стены и крыши домов. Скалу огибает река, создавая естественную преграду и делая город практически неприступным. Толедо — столица государства еще со времен вестготов. Трудно найти более подходящее место для укрепленного города. Арабы тоже сделали его центром эмирата. Город так и не был захвачен христианами, арабы сдали его в обмен на обещание, что их не тронут. За что позже и поплатились. Столицу в Мадрид, тогдашнее захолустье, перенес уже упоминавшийся Филипп II. Таким образом он хотел избежать давления церкви, поскольку в Толедо располагался и центр епархии.

По противоположному относительно города берегу мы выезжаем на видовую площадку. Вид великолепен, все стараются запечатлеть себя на фоне этого замечательного пейзажа. Через старинный мост и крепостные ворота въезжаем в старую часть города и подъезжаем к мастерской, где делают уникальную чеканку. На стальной пластине процарапывается рисунок, в который потом вбивается золотая нить. Эта технология используется только в Толедо. Подобным образом украшались и знаменитые толедские клинки. При мастерской — магазин. Собственно, ради него нас сюда и привезли. Проводим там довольно много времени и не по своей воле. Но я отношусь к таким посещениям, как к неизбежному злу, «накладным расходам» на путешествия с экскурсоводом. Мы покупаем простенькие сережки для дочки, но кое-кто успевает приобрести и здоровенный декоративный меч за сотню долларов.

После магазина отправляемся к эскалаторам, которые должны нас доставить в верхнюю часть города. Ниши для них прорублены прямо в скале. По дороге Эрнесто сообщает, что в городе живет 60 тысяч человек, двадцать из которых — в старой части города. А из них пять тысяч — это заблудившиеся туристы. Поэтому от группы отставать не следует. Юмор мы оценили, но возникло желание заблудиться и остаться здесь навсегда. Похожее чувство я испытал только в итальянской Сиене.

С эскалатора открывается вид на новую часть города. Она застроена довольно однообразными стандартными домами, но отделена от исторической части и пейзаж не портит. Главная достопримечательность Толедо — кафедральный собор, строившийся 250 лет. Напротив — муниципалитет, построенный по проекту сына Эль Греко. А в ризнице собора работы самого Эль Греко, Веласкеса, Ван Дейка. Гид обращает внимание на огромную серебряную дароносицу. Раз в год ее проносят по улицам города. Из собора узкими извилистыми улицами, по некоторым из которых умудряются даже ездить машины, отправляемся к старинной недействующей синагоге. Ее тоже строили арабы, поэтому архитектура очень оригинальна, синагога больше напоминает мечеть. И последняя достопримечательность — один из приделов городского собора (он имеет отдельный вход) с громадным полотном Эль Греко «Похороны графа Оргаса» — одной из лучших картин художника. В городе есть еще музей Эль Греко, но Эрнесто предупреждает, что он бедноват. Завтра в Прадо мы увидим гораздо больше. Алькасар, во многом определяющий силуэт города, мы не посещаем. Там сейчас военное училище и военный музей. Алькасар восстанавливали дважды, он был разрушен сначала наполеоновскими войсками, а затем республиканцами. Надо сказать, что хотя обзорная экскурсия по городу входит в программу поезки, посещение Кафедрального собора, синагоги и придела с картиной Эль Греко платные, около 10 евро за все вместе.

Потом у нас свободное время, и мы спешим пообедать в уличном кафе. Заказываем на двоих одну поэлью, пожалуй, самое известное национальное блюдо Испании. Поэлья — что-то вроде плова из мидий. Рис приправляется шафраном и имеет соответствующий характерный цвет. Кроме мидий в «плов» добавляют и иные морепродукты, например, креветок, а также птицу или мясо. Это, как пицца — технология одна, а наполнение может быть разным. Блюдо очень сытное, вкусное. Но я, честно говоря, ожидал большего. К тому же плов из мидий, собранных своими руками, я ел еще в своем далеком детстве.

Надо сказать, что еда (в случае, когда мы обедали не в придорожном ресторане с самообслуживанием) всегда для нас была сопряжена с определенным нервным напряжением. Время строго ограничено, а испанцы торопиться не любят. Народ, придумавший сиесту, быстро не ест и не понимает, что с едой можно спешить. Полуфабрикаты они тоже, по-видимому, не используют. Поэтому, приняв заказ и принеся напитки, официант надолго исчезает. Процесс приготовления пищи ускорить нельзя, но можно постараться пораньше получить счет. Для этого официанту, когда он принесет горячее, надо сказать: «Ля куэнта, пер фавор». Если повезет, то к окончанию еды счет будет лежать на столе. Чтобы закончить с национальной кухней скажу, что мы пробовали холодный суп гаспачо, гороховый суп и много блюд, названия которых так и не узнали. Гаспачо готовится из измельченных овощей (по словам Эрнесто, надо сделать салат, а потом пропустить его через миксер). Он кисленький на вкус и хорошо идет в жару. Поэтому и готовят его преимущественно на юге. Мне гаспачо понравился, Наташе — не очень. А вот гороховый суп понравился обоим. Испанцы используют какой-то необычный для нас горох, и вкус у супа получается иной. Мясные и рыбные блюда обычно приправляются овощами. Получается сытно и вкусно. Мы пытались питаться в ресторанах, где есть картинки с изображениями блюд или блюда выложены на стойке. Это позволяло избежать досадных ошибок, поскольку содержание меню для меня было совершенно недоступным. Впрочем, нет, название одного блюда оказалось вполне понятным — русский салат. Под этим названием скрывался салат оливье, без которого еще недавно в России не обходилось ни одно застолье, причем приготовленный самым традиционным образом. Сначала удивился, почему оливье не французский салат? Потом возникли смутные воспоминания о том, что придумал его действительно француз, находившийся на русской службе. Так же и бефстроганов, традиционное блюдо российских столовых, был придуман французским поваром графа Строганова. Из Толедо направляемся в Мадрид. Проезжаем через малопривлекательную промышленную зону и районы массовой застройки. Они довольно однообразны. Кроме традиционных многоэтажных домов, как и везде в Испании, много таунхаузов — трехэтажных квартир-секций, составленных вместе. Таунхауз однообразен по определению, поскольку представляет собой периодическую структуру вроде кристаллической решетки (да простится такое сравнение специалисту в области физики полупроводников). Впрочем, некоторое разнообразие вносят цветы перед домами, на балконах и в специальных ящиках под окнами. Характерная черта испанских домов — плотные жалюзи. Они почти всегда закрыты. Солнца здесь очень много.

Испанцы не любят арендовать жилье и стараются приобрести его в собственность. Стоимость квадратного метра в не слишком престижном районе около 1000 долларов за квадратный метр. Это дорого, поскольку 1000 долларов это средняя зарплата служащего или квалифицированного рабочего, но помогает ипотечное кредитование, очень развитое в стране. Не дороги и дома — от 40-50 тысяч долларов. Недаром Испанию облюбовали многие россияне, даже не дотягивающие до «новых русских». Но, как сказал мне Игорь, довольно дорого обходится их содержание — около 10-12 тысяч долларов в год. В Мадриде первым делом останавливаемся у одного из вокзалов, главным образом, чтобы посетить туалет. Но и сам вокзал примечателен. Его зал ожидания превращен в громадную оранжерею. Гигантские пальмы почти достигают высокого стеклянного свода. У платформ — скоростные поезда. Отсюда они следуют на юг, в Севилью.

Проезжаем по городу с остановкой у одного из символов города — памятнику Дон Кихоту и Санчо Пансе. Запомнились громадные площади, музеи королевы Софии (современного искусства) и Прадо, главпочтамт, больше похожий на дворец, и сам королевский дворец. Король во дворце не живет, и использует его только для официальных приемов. К монархии в стране отношение неоднозначное. С одной стороны, кое-кто считает королевскую семью дармоедами, живущими на народные деньги. С другой — уважают, признавая роль короля в подавлении офицерского путча после смерти Франко. Признают и скромность, обаятельность всех членов королевской семьи (дочери уже замужем, имеют детей, живут своей частной жизнью, наследник пока холост). Но королевских портретов на улицах, как, например, в Таиланде, я не видел.

Мадрид производит смешанное впечатление. Недавно я прочитал интервью с нашим министром иностранных дел Игорем Ивановым, который около 30 лет проработал в Испании. Он сказал, что Мадрид, несмотря на свою монументальность, очень теплый город. Пожалуй, он попал в точку. Тяжеловесный, подавляющий стиль большинства зданий нейтрализуется обилием тенистых деревьев, зеленых лужаек, фонтанов и бульваров. Они не просто помогают перенести жару, которая летом достигает 40 градусов, но придают городу красоту и уют. У нас есть пара часов свободного времени, которое мы тратим на осмотр еще одного (по значению — главного) символа Мадрида — медвежонка, лакомящегося плодами земляничного дерева. Заходим в несколько магазинов (пора думать о подарках и сувенирах), в том числе, популярные в Испании супермакеты «El Corte Ingles», которые есть в каждом крупном городе. Отмечаем для себя интересную особенность этих универмагов. Они существуют двух типов, которые условно можно назвать: «все для дома» и «все для человека». Поэтому, если на первом этаже продают мебель или посуду, нет смысла ездить по другим этажам и искать одежду. Остаток времени проводим в уличном кафе за стаканом красного вина. За соседним столиком двое мужчин негромко и неторопливо обсуждают какие-то проблемы. На вид — испанцы, но ветерок неожиданно доносит обрывки русских слов. И здесь наши.

Когда направлялись из Толедо в Мадрид, было желание остаться в городе подольше, побродить по улицам, посидеть где-нибудь, а потом уехать в свой Пинто на такси. Даже сговорились об этом с Игорем и Дашей. Но Эрнесто предупреждает, что это дорогое удовольствие. При поездке за город водитель пересчитывает показания счетчика с определенным коэффициентом, величину которого он, конечно, может обосновать, но мы этого все равно не поймем. Кроме того, иностранцев он может повезти не самой короткой дорогой. Так что, по подсчетам Эрнесто, это может обойтись долларов в 100-150. Дорого, да и устали мы очень. Поэтому отправляемся домой и после ужина заваливаемся спать. Славный городок Пинто оказался единственным городом Испании, где мы провели две ночи.

Перед сном еще одно лирическое отступление. В каждом городе Эрнесто предупреждал нас, чтобы сумочки, фотоаппараты и видеокамеры мы держали крепко. Воровство в местах скопления туристов очень распространено, особенно в крупных городах. Кроме того, не следует ничего покупать у уличных торговцев. Иногда попытка что-то продать — это способ узнать, где вы храните деньги. Может быть, благодаря этим настойчивым предупреждениям случаев воровства в нашей группе не было.

День четвертый (30 апреля). Пинто — Мадрид — Кордоба — Мотнемайор.

В этот день у нас подъем в половине седьмого утра — Эрнесто спешит занять очередь в Прадо. Если не будем в числе первых, то потеряем много времени.

Автобус останавливается возле старинной церкви, в которой венчались многие короли Испании, в том числе, и Хуан Карлос. Идем ко входу Гоий. Всего у Прадо три входа. Два других названы именами Веласкеса и Эль Греко, но вход Веласкеса обычно закрыт.

Придя за 20 минут до открытия, мы оказались вторыми. Впереди в рядок стояли педантичные японцы. Надо сказать, что Эрнесто старался всегда держаться подальше от японцев. Не по каким-то расистским соображениям, а из-за их привычки ходить строем и строго выполнять указания гида. Когда идет строй японцев, им лучше уступить дорогу.

Вход в музей стоит 6 евро и 1 цент. Причем этот 1 цент представляет большую проблему, и Эрнесто за два дня предупредил нас, чтобы каждый имел при себе соответствующую денежку. Монетка редкая, а сдачу в Испании принято давать до копейки (до цента, то есть). Такая странная цена образовалась после перехода страны на евро. Плату за вход добросовестно пересчитали, но не округлили. Люди старше 65 лет (а в нашей группе были и такие) в Прадо и другие музеи проходят бесплатно. Причем не нужно никаких пенсионных удостоверений, достаточно показать охраннику паспорт любой страны. Очень хорошее правило. Нашим бы пенсионерам такую льготу, если уж нет возможности поднять пенсию до достойного уровня.

В Прадо экскурсии нет, да она и не нужна. Музей организован очень хорошо, при входе можно бесплатно взять план, есть указатели с именами художников, а в случае затруднений — служители покажут. Конечно, первым делом идем смотреть Эль Греко и Гойю, которых нет в российских музеях. К Эль Греко у меня старая любовь. Он поразил меня, когда я еще студентом побывал в Будапештской Национальной картинной галерее. Прославившего Испанию греческого художника очень ценили графы Эстерхази, коллекция которых и стала основой музея в Будапеште.

Одна из самых известных картин Гоий в музее — портрет семьи Карла IV. А вот с «Махами» нам не повезло. И одетая, и обнаженная «Махи» отправились в Вашингтон. Они вообще непоседы, побывали и в России. Причем путешествуют всегда парой. Как ни странно, графики Гоий немного, «Каприччос» я так и не нашел.

Естественно, очень хорошо представлен Веласкес. Его коллекцию венчает портрет инфанты Маргариты в окружении фрейлин и шутих. Но у нас, в России есть своя «Маргарита» и вообще с Веласкесом хорошо.

Приятно поразила богатая коллекция фламандцев. Вот тут-то начинаешь вспоминать, что Фландрия была провинцией Испании и именно с испанцами боролся Тиль Уленшпигель. Выделяются картины Рубенса и знаменитый «Сад земных наслаждений» Босха в окружении еще нескольких его картин и работы Питера Брейгеля. Босха в России нет. Была в СССР единственная его работа, и я специально ходил в Киевскую картинную галерею, чтобы ее увидеть. Но Украина теперь «незалежна», да и не сравнится тот холст с «Садом», буйная и изощренная фантазия которого притягивает какой-то неведомой и темной силой. Есть в Прадо и итальянцы — Рафаэль, Боттичелли, но они погоды не делают. На мой взгляд, в Мадриде правильно сделали, что поместили старых мастеров и современную живопись в разные музеи. Вот только жаль, что нет возможности посетить последний. Кстати, всего в Мадриде три художественных музея. Кроме Прадо и музея королевы Софии есть еще музей фон Тиссена — личная коллекция барона, переданная государству. Как раз в дни нашего пребывания в Испании фон Тиссен скончался.

В одном из магазинов при музее мы купили альбом-каталог Прадо на русском языке. Исполнен отлично, но к сожалению, в мягком переплете. Кстати, сувенирные и книжные магазинчики расположены в музее очень деликатно. Они заметны, но размещаются в боковых комнатушках, поэтому не нарушают строгости выставочных залов.

По дороге в Кордобу листаем приобретенный альбом и буклет «Мадрид-Толедо». Расстояние почти 400 километров. Примерно в 15 километрах от Мадрида Эрнесто обращает наше внимание на громадную фигуру ангела. Место, где она установлена, называется, конечно, Долиной ангелов и примечательно оно тем, что это географический центр страны. Мало того, что Мадрид находится выше всех европейских столиц (650 метров над уровнем моря). Он уникален и расположением в стороне от рек, морского побережья, торговых путей практически в самом центре страны. Так выбрал место Филипп II.

Проезжаем Ла Манчу, эта провинция — тоже часть автономной области Кастилия. Заметно меняется пейзаж. Мы едем среди виноградников и оливковых рощ. Луга между ними красны от маков. Очень напоминает крымский пейзаж в мае где-то между Симферополем и Севастополем. В Крыму в это время тоже цветут маки. Растет в Крыму и разновидность диких маслин с мелкими и несъедобными плодами. Но узкими листьями серебристого цвета они очень напоминают знаменитых испанских родственников. Встречается много заводов по переработке винограда и оливок. Испания — мировой поставщик оливкового масла и маслин. Тем не менее, производство оливкового масла нерентабельно, и Евросоюз дотирует эту отрасль.

Покидаем Кастилию и въезжаем в Андалузию. Несколько раз пересекаем Гвадалквивир. Эрнесто напоминает, что эту реку воспел Пушкин в «Евгении Онегине». Пока то, что мы видим, не очень впечатляет. Что-то вроде Клязьмы в Подмосковье. Но Пушкин был впечатлительным человеком, он и Салгир воспел в том же «Евгении Онегине», а уж этой речкой, протекающей через Симферополь, даже с учетом моего крымского патриотизма восхищаться трудно. Въезжаем в Кордобу. В автобусе было очень комфортно, а на улице жарко, наверное, близко к 30 градусам. Останавливаемся около памятника святому Рафаэлю — покровителю города. Главная достопримечательность Кордобы — старинная мечеть, перестроенная в христианский храм. Если не ошибаюсь, мечеть X-XII веков. За высокой стеной — тенистый восточный дворик, предназначавшийся для омовений, над которым возвышается христианская колокольня. Оказывается, она скрывает внутри себя минарет. Проходим внутрь мечети. Это громадное по площади здание, потолок которого поддерживают сводчатые перекрытия, опирающиеся на колоны. Мечеть была самой крупной в Испании и вмещала более 30 тысяч человек. Не знаю, как ее заполняли. Средневековый город в 10 тысяч жителей в те времена считался очень крупным. Несмотря на поздние перестройки, в мечети сохранился даже михраб — что-то вроде мусульманского алтаря. Можно представить себе это пронизанное солнцем помещение в те времена, когда в окна были вставлены цветные стекла (гид сказал — витражи, но я думаю, что это не совсем в восточных традициях). В нишах — небольшие христианские алтари, а в центре возвышается главный алтарь. Христианские правители Кордобы не решились разрушать такое величественное сооружение, но на какие-то уступки инквизиции они были вынуждены пойти.

Решение о постройке в центральной части мечети алтаря было санкционировано Карлом I (тем самым, который в качестве императора священной римской империи был еще и Карлом V, отцом Филиппа II). Кстати, раз мы столкнулись с Карлом I, значит строить часовню начали где-то в XVI веке. Говорят, что Карл I принимал решение, не видя мечети. А когда ее увидел, горько пожалел об этом. Но было поздно. Сейчас выяснилось, что часовня поддерживает крышу мечети, не давая ей разрушиться. Символичная ситуация, которая могла бы характеризовать желательное взаимоотношение различных конфессий.

После осмотра мечети проходим по узким улочкам бывшего иудейского квартала Джудерия. Белоснежные стены домов почти смыкаются над головой, не позволяя солнцу нагреть мощенную мостовую. С подоконников свисают плетистые розы. Все обильно поливается водой. Сквозь решетчатые калитки видны дворики, засаженные благоухающими цветами. Во многих дворах журчат небольшие фонтаны. Впрочем, совсем незачем подглядывать в чужие дворы. Многие из них превращены в уютные кафе и перекрыты крышей. В одном из таких кафе мы и посидели после прогулки по сувенирным лавкам. Можно было посетить местный Алькасар, но нет ни сил, ни времени. Да и вряд ли что-то сможет сегодня поразить после посещения «христианской мечети». Собираемся у статуи Святого Рафаэля и снова в путь.

Сегодня мы проехали «всего» 400 километров. Ночуем в окрестностях Кордобы в местечке Монтемайор. Каюсь, чтобы вспомнить название, мне пришлось заглянуть в описание маршрута. Ничем не примечательно это местечко. Десяток домов вдоль дороги, два из которых — расположенные друг напротив друга отели. Но тот, в котором мы останавливаемся, оказывается самым уютным из всех, где мы жили. Старинная мебель, гобелены, керамика придают ему индивидуальность и колорит. Стоит упомянуть и очень плотный, вкусный ужин, в стоимость которого входило вино (тоже единственный раз за время путешествия). После ужина попытались погулять. Перешли дорогу и зашли в отель на противоположной стороне дороги. Бар смыкался с магазином керамики. Судя по всему, ее тут и производили. На юге Испании вообще керамику любят и умеют делать. Побродили по магазину и возвратились в номер. Окна, к счастью, выходили не на дорогу, а во двор. Открыл дверь лоджии, потом створки жалюзи. Внизу оказался бассейн, не заполненный водой (не сезон еще). Знойная южная ночь, благоухают розы и вовсю распевают соловьи. Рай, да и только!

День пятый (1 мая). Монтемайор — Севилья — Альгамбра.

Подъем, как всегда в 7. Перед завтраком поздравляю Эрнесто с Международным днем солидарности трудящихся. Природный юмор ему изменяет, и он поздравляет меня на полном серьезе. Путь наш лежит в Севилью, до которой 180 километров. Пейзаж снова меняется. Становится больше полей, на которых выращивают овощи. Все они под пленкой, поблескивающей на солнце так, что кажется, будто поля залиты водой. Дома белые под красной черепичной крышей. Стены увиты розами. Возле каждого дома оазис из цветов и зелени.

Севилья — очень живописный и какой-то южный город даже для Испании. На улицах много пальм, апельсиновых деревьев. Несмотря на начало мая, ветви усыпаны плодами. Эрнесто предупреждает, что это дикие деревья и плоды несъедобны. Но все равно, красиво. Проезжаем мимо старой табачной фабрики. Именно на ней работала Кармен, скатывая сигары и пахитоски на своем обнаженном бедре (не от сексуальной озабоченности — технология у них была такая). Проезжаем по набережной Гвадалквивира. Здесь он красив и широк. От Севильи до моря Гвадалквивир судоходен, и этот город — единственный речной порт Испании. Поэтому на реке — белоснежные теплоходы. Беру назад упреки Пушкину, он как всегда, прав. Объезжаем целый ряд утопающих в зелени зданий оригинальной архитектуры. Это павильоны выставки латиноамериканских испаноговорящих стран, которая проходила здесь в 20-е годы. Павильон Испании на площади одноименного названия построен в типичном для Андалузии стиле — сочетание кирпича и керамики. В центре площади — большой фонтан, и в наступающем знойном полудне его прохлада кажется особенно приятной. Вокруг толпы туристов, а значит и продавцов сувениров. Поражает обилие кастаньет и фигурок танцующей Кармен. Причем, куклы не просто крутятся, а делают движения, очень напоминающие испанский танец.

Идем вдоль стен севильского Алькасара мимо мощных деревьев, корни которых напоминают когти гигантской птицы. Как выяснилось, это просто очень старые и большие фикусы. Проходим к еврейскому кварталу Севильи, который так же живописен, как и в Кордобе. Близость к дворцу подчеркивает высокое положение, которое занимали евреи во время правления арабов. В стену Алькасара вмурованы керамические трубы, по которым еще при арабах во дворец подавалась вода. Ширина улочек в квартале местами такова, что расставив руки, я касаюсь стен противоположных домов. К нашей группе сразу пристраивается парень с гитарой, который на всем пути услаждает слух испанскими мелодиями. В конце он подставляет шляпу и собирает мзду. Кривыми улочками выходим на площадь перед кафедральным собором.

Этот собор построен в XV веке и в основе его — тоже мечеть, правда, основательно разрушенная землетрясением. Собор считается третьим в мире по размерам после соборов святого Петра в Риме и святого Павла в Лондоне. Но площадь перед собором невелика, и оценить его размеры трудно. За забором типично восточный дворик с апельсиновыми деревьями. Сам собор запомнился богатой ризницей с огромной дароносицей из чистого золота, по-видимому, экспроприированного когда-то у инков, и усыпальницей Христофора Колумба, которую держат на носилках бронзовые фигуры четырех испанских королей. Испанцы шутят, что Колумбу пришлось попутешествовать больше после смерти, чем при жизни. Он завещал, чтобы его похоронили именно в соборе Севильи. Но первоначально его погребли на месте гибели (не помню, где точно). Потом прах перевезли в Севилью, но похоронили на острове посреди Гвадалквивира, т.к. собор был предназначен исключительно для дворян, а Колумб, как бывший иудей, таковым не был. Позже прах решено было захоронить в Доминиканской республике, на берегах, открытых мореплавателем. Так и сделали, но после того, как Доминиканская республика обрела независимость, бренные останки Колумба перевезли на Кубу. Вскоре и Куба освободилась от испанского владычества. Вот тогда, наконец, прах командора вернулся в родную Севилью и после присвоения Колумбу дворянского звания (посмертно!) был захоронен в Кафедральном соборе. Итак, могила нашла героя. Решаемся подняться на колокольню, бывшую когда-то минаретом, и не жалеем об этом. Подъем не труден, поскольку наверх ведут не ступени, а пандусы. Шагают и убеленные сединами старушки, и малые дети. Счастливые родители катят коляски. Нет, разве что, женщин на последних месяцах беременности. Зато вид на город действительно великолепен. Почти прямо под нами — Алькасар, дальше — черепичные крыши домов, буйная зелень, широко разлившийся Гвадалквивир и современный мост через него.

В отведенное нам недолгое свободное время успеваем пообедать. Впервые пробую попросить у официанта счет сразу после того, как он принес горячее. Попытка блестяще удалась, и мы таким образом, сэкономили минут 10. Собираемся у Золотой башни на берегу реки. Это один из символов Севильи, изображенный на многих сувенирах. Легенда гласит, что в этой башне хранили золото, привозимое из далекой Америки.

Прощай, знойная Севилья. Мы устремляемся дальше на юг. Нам предстоит проделать путь в 270 километров «от Севильи до Гранады», правда, не в тихом сумраке ночей. И сопровождать нас будут не серенады или звон толедских мечей, а испанская народная музыка, которую включает Эрнесто и которая оказывается очень уместной в данной ситуации. И вот опять неожиданность. Подъезжаем к Гранаде, и впереди возникают заснеженные вершины гор. Это Сьерра Невада — как оказывается, самые высокие горы в Испании. Здесь даже летом можно покататься на горных лыжах, а потом спуститься к побережью и искупаться в море. А мне почему-то казалось что самые высокие горы Испании — Пиренеи. Огибаем Гранаду и поднимаемся в горы. Как оказалось, едем в Альгамбру, наш отель расположен именно там. После ужина успеваю искупаться в бассейне прямо под окном номера. Нельзя сказать, чтобы купание доставило большое удовольствие. Вода нормальная, но воздух прохладный, ветерок.

Но на этом программа не исчерпана. После ужина можно за дополнительную плату съездить посмотреть танцы фламенко. Плата не маленькая — 30 евро за концерт с напитком. Но мы решили смотреть все, что можно, поэтому после ужина (шведский стол) отправляемся в Гранаду.

Вначале обстановка разочаровывает. Довольно бедный зал, всех в обязательном порядке фотографируют с девушкой в каком-то блеклом национальном платье (предупреждают, правда, что фотографии можно не брать), разносят напитки — пол бутылки шампанского или вина на человека. Вино можно заменить порцией коньяка, грамм этак, 100.

Начинается концерт, и постепенно происходящее на сцен увлекает все больше и больше. Фламенко — это не танец, точнее, не только танец. Это синтез своеобразной музыки (гитара и ударник), песни на два голоса (Эрнесто говорит, что слова песен мало понятны даже испанцам), собственно танец, степ (чечетка), выразительная мимика, своеобразные движения рук и пальцев, роднящие фламенко с индийскими танцами. Но, прежде всего, фламенко — это с трудом сдерживаемая страсть, о которой не говорит, а просто кричит буквально все — жесткий музыкальный ритм, гортанный звук песни, изгибающееся тело танцовщицы, скользящая по ее бедру рука, дрожащие в степе ноги, перекошенный рот, раздувающиеся ноздри и заломленные пальцы. Кажется, что еще немного — и плотина, сдерживающая чувства, прорвется. И что будет, что будет! Один из танцев исполняют подростки, но настоящий фламенко — это танец зрелых мужчин и женщин, понимающих, что такое любовь. Танец очень эротичен, хотя обнажены только чувства, но не тело. Если танцуют в паре мужчина и женщина — это любовники, выясняющие свои непростые отношения. Если на сцене две женщины — они соперницы, и ни одна из них другой не уступит. Короче, уходим довольные. Это стоило посмотреть, хотя бы один раз. Рушится еще один стереотип, т.к. всегда считал, что фламенко танцуют с кастаньетами. Добираемся домой в первом часу ночи и заваливаемся спать.

День шестой (2 мая). Альгамбра — Гранада — Аликанте.

После очень скромного истинно континентального завтрака отправляемся осматривать Альгамбру — дворец арабских правителей Испании. Это совсем рядом с гостиницей, всего 10 минут пешком под горку. Много слышал об этом прекрасном месте, смотрел у друзей на видео. Не разочаруюсь ли? У входа во дворец уже собираются толпы народа. Эрнесто быстро проводит группу через контроль, и почти сразу к нам подходят два гида — муж и жена. Группу делят пополам, и мы оказываемся у мужа, который представляется — Хозе. Нет, не таким мы представляем себе испанских Хозе. Во-первых, русые волосы, во-вторых — нет в нем тореадорской стройности и, наконец, по-русски говорит почти без акцента.

Сначала осматриваем дворец короля Карла V. Ради него пришлось разрушить часть арабской постройки, но главное, к счастью, осталось. Дворец интересен тем, что снаружи он квадратный, а внутренний двор — круглый. Но если бы это дворец стоял в другом месте, его вряд ли стоило бы посещать. Гораздо интереснее восточная часть, которая делится на 3 группы строений — приемную, официальную и личную с гаремами для жен и наложниц. Как известно, арабские постройки не потрясают размерами. Восток — дело тонкое, и высокое положение хозяина дворца подчеркивается гармонией и идеальными пропорциями помещений, фонтанами, бассейнами, зеленью, богатой росписью помещений, коврами и драгоценностями. Конечно, драгоценностей и ковров во дворце уже не было, поблекла роспись, осыпался перламутр. Но осталась оригинальная архитектура, резьба и арабская вязь на стенах, прекрасные виды из окон на арабский квартал. Журчащая вода, сочная зелень и прекрасные цветы дополняли картину. Запомнились два дворика. Один — с бассейном, в котором отражалась надвратная башня, казавшаяся от этого значительно выше. Хозе сказал, что только три века спустя этот прием был применен в Индии при строительстве легендарного Тадж Махала. Второй запомнившийся двор — с фонтаном в виде чаши, подпираемой двенадцатью львами. Этот фонтан подарила султану еврейская община (иудеи были главными советниками в свите султана). Пикантность ситуации состоит в том, что как мусульманам, так и иудеям религия запрещает изображать людей и животных. Знаю только одно исключение. В одной из бухарских мечетей можно в нише увидеть портрет мужчины в профиль. Но стоит подойти ближе или изменить ракурс, изображение исчезает. Портрет создается игрой теней на легких выпуклостях задней стенки ниши. Здесь же львов ни с чем перепутать было невозможно и символизировали они двенадцать колен израилевых. Дворец построен таким образом, что в личных покоях султана температура никогда не поднимается выше 22 градусов. И это при том, что в Гранаде 40-градусная жара сосем не редкость, а бывает и 45-48 градусов! Именно в этом дворце Изабелла Кастильская дала согласие Колумбу на поиск нового пути в Индию. Здесь довольно длительное время работал американский писатель Вашингтон Ирвинг, о чем свидетельствует мемориальная доска и ресторан, названный его именем.

Проходим несколько двориков и выходим к крепостной стене. Стена двойная с хорошо укрепленными башнями. По мосту переходим на противоположную сторону рва и оказываемся в сказочном саду Хенералифе. Сад, конечно, не тот, который был при арабских халифах. Частично он сделан в европейском (я бы сказал, в версальском) стиле с подстриженными пирамидальными кустами, зелеными лабиринтами и арками. Огромное количество роз самых разных сортов наполняют ароматом воздух, журчат струйки воды. Напротив, за крепостной стеной утопают в зелени дворцы Альгамбры, а правее громоздится в гору арабский квартал — белые строения под красными крышами. В саду — эстрада с небольшим амфитеатром. Здесь устраивают концерты, выступают известные театры. Недавно был Кировский театр из Питера. По словам Хозе, билеты в кассы даже не поступали, разошлись по блату, который в Испании тоже не редкость. Сады завершаются входом в летний дворец. Но этот дворец — на реставрации и для посетителей закрыт.

Нет, Альгамбра не разочаровала, скорее наоборот. Не хочу сравнивать ее с Бахчисарайским дворцом — это просто несоизмеримые вещи. Но Дворец султанов в Стамбуле, превосходящий Альгамбру по площади, уступает в красоте, гармонии и изяществе.

Пешком поднимаемся к своему отелю, заходя попутно в сувенирные лавки, садимся в автобус и спускаемся с гор в Гранаду. Совершаем небольшую экскурсию по городу, а потом нас отпускают на свободу. Эрнесто показывает, как пройти к кафедральному собору, мэрии, где магазины и кафе. Но мимо кафедрального собора мы промахиваемся. Ничего, не жалко. Мы их уже порядком насмотрелись. Посидели в уличном кафе, прошлись по магазинам, поменяли деньги.

Кстати, несколько слов о презренном металле. С этого года в Испании введены евро, старая валюта отменена и хождения уже не имеет. В стране, давно не знавшей никаких иных денег, кроме песет, это вызвало массу неудобств. Мы, россияне, в последнее десятилетие научились мгновенно переводить рубли в доллары, доллары — в дойч марки, гривны и даже «зайчики». А испанцы растерялись и первое время вообще не могли понять, что дешевле, а что дороже. В провинции и сейчас цены указывают в старой и новой валютах. Но нам это очень удобно, особенно, если учесть, что курсы доллара и евро близки. В зависимости от обменника за 100 долларов давали от 103 (в аэропорту Барселоны) до 106 евро (в Гранаде). Удобство евро для нас состоит и в том, что их не надо стараться истратить полностью перед отъездом — можно использовать в следующей поездке в европейскую страну или без проблем обменять остаток в России. Бумажные евро везде одинаковы, а металлические имеют одинаковую лицевую сторону и различные в разных странах обратные стороны. Тем не менее, каждая из монет принимается в любой стране зоны евро. Однако, пора в автобус. Наш путь лежит в Аликанте, курортный город на берегу Средиземного моря. На выезде из Гранады Эрнесто обращает наше внимание на небольшой поселок. Его жителей испанцы шутя называют «троглодитос». Дома в этом поселке вырублены прямо в скале, а то, что кажется домом — только пристроенный фасад. На жарком юге это удобно. Температура в помещении всегда почти постоянная. Эрнесто указывает еще на одно достоинство. Если рождается ребенок, отец семейства берет лопату и откапывает еще одну комнату. Главное — не попасть при этом на кухню к соседу. В домах все удобства, в том числе, Интернет. А почему бы и нет, если проведен телефон? Путь не близкий, больше 400 километров. По дороге — остановка на обед, поэтому она не кажется такой утомительной. А в конце нас ожидает приятный сюрприз, схожий с тем, который приготовил туроператор в Сарагосе. Размещаемся не вблизи города, а в самом его центре. Окна номера выходят прямо на море. Слева — крутая скала, справа — часть стены старинной крепости, сбегающей с самой вершины горы к морю. После ужина приглашаем в номер Дашу и Игоря. У нас припасена бутылка вина, нарезка хамона и кусок овечьего сыра — «куэсо манчего». Получается небольшой фуршет с испанским колоритом, после которого отправляемся на набережную. Эх, жаль, что погода подкачала. Довольно прохладно, и дует сильный ветер. Но мы все-таки проходим набережную до конца, и она того стоит. Дорога вымощена цветной плиткой таким образом, что кажется волнообразной, причем гребни волн идут вдоль набережной. Кажется, что ты находишься на гребне и вот-вот с него скатишься. Но стоит сделать шаг в сторону, туда, где впадина, и снова оказываешься на гребне, а то, что только что казалось гребнем, воспринимается, как впадина. Впрочем можно не смотреть под ноги, а наслаждаться видом пальм, обрамляющих дорожку, современными скульптурами со стороны улицы и скульптурами из песка на пляже. Ваятели трудятся даже в такую погоду и пожинают скромный урожай в виде редких монеток, брошенных на одеяло. Пляж пуст, на него накатываются не очень крутые волны, раскачиваются корабли у причалов. А по другую сторону набережной — живописный город с нависающей над ним горой, на которой хорошо сохранилась очень оригинальная крепость. Часть ее стены была видна из нашего номера. Накатывает тихая грусть. Ее навеяла не только погода. Просто большая часть путешествия позади. Остается дорога в Барселону — и прощай, Испания.

День седьмой (3 мая). Аликанте — Валенсия — Калелла.

Нет, рано еще прощаться с Испанией. Утром Эрнесто объявляет, что мы будем проезжать мимо Валенсии, и грех туда не заехать. Тем более, что стоить это будет всего по 10 евро с каждого. В этот день мы должны проехать более 600 километров, и остановка в пути вносит приятное разнообразие. Еще раз остановимся на обед. Посещение Валенсии народ воспринимает с энтузиазмом. В городе 3 основные достопримечательности — кафедральный собор (ну, это как в любом испанском городе), биржа в готическом стиле и огромный крытый рынок в стиле модерн (Эрнесто подает его, как самый крупный в Европе, но это на его совести).

Начинаем с кафедрального собора. Надо сказать, что он действительно интересен. Уж сколько я их пересмотрел за последние дни, а в каждом есть какая-то изюминка. Не помню, какого он века, древний очень, но в нем находится Святой Грааль — чаша, из которой вкушал Христос во время Тайной вечери. Это тот самый Грааль, который искали рыцари Круглого стола, доблестные сэры Ланселот, Галахад, Камелот, Гэвейн и другие под руководством короля Артура. Факт подлинности чаши удостоверен Ватиканом, так что в ее подлинности могут сомневаться только злостные атеисты и еретики. Интересны и две картины позднего Гойи. Одна из них знаменует начало «черного» периода его творчества. У постели умирающего — две отвратительного вида темные фигуры — не то звери, не то привидения. Но ничего хорошего для будущего покойника их появление не обещает.

Рынок и биржа тоже по-своему интересны, но не очень впечатляют. Наелись мы, наверное, этих впечатлений, пора отправляться домой и начинать их систематизировать. Биржа — единственное в своем роде гражданское здание, построенное в готическом стиле. Везде в этом стиле строили только соборы, а в Валенсии построили и биржу. Рынок, действительно большой и оригинальный по архитектуре, демонстрирует изобилие фруктов, овощей, мяса, птицы. Но мы же не из голодного Советского Союза приехали, где по 2 часа стояли в очереди за вареной колбасой! Посмотрели на все это и пошли своей дорогой, даже не облизнувшись. Оставалось еще часа полтора свободного времени, и мы побродили по магазинам в поисках недостающих сувениров — больше не будет возможности их приобрести. Потом нас провозят по городу. В памяти осталась арена для корриды (хотя эти сооружения есть в каждом мало-мальски уважающем себя испанском городе) и огромный стадион. Через несколько дней после возвращения в Россию узнали, что команда Валенсии стала чемпионом Испании. Во время экскурсии запомнился забавный языковый ляп Эрнесто. Он сказал, что впереди памятник «непорожней» деве Марии.

Дорога на север оказывается своеобразной и запоминающейся. Эрнесто обращает внимание то на поля, где выращиваются артишоки, то на гранатовые деревья. Очень много полуразрушенных крепостей и сторожевых башен. Оно и понятно. Именно с моря всегда приходила опасность, и когда появлялся неприятель или пираты, на башне зажигался костер. Его видели на следующей башне, где тоже зажигали костер. С помощью такого «телеграфа» сообщение об опасности мгновенно передавалось на большие расстояния.

Проезжаем вдоль цепи городов-курортов Коста-Браво и Коста-Дорадо. Не верится, что эти популярные ныне курорты с многоэтажными отелями, парками и атракционами всего десяток лет назад были глухими рыбацкими деревушками. Слева остается знаменитый женский монастырь Монсерат. Уже после возвращения прочитал в Интернете очень интересный рассказ о нем. Но, увы… Проносимся мимо.

Эрнесто пытается скрасить долгую дорогу историями из жизни испанцев. Запомнился его рассказ о встрече нового 1992 или 1993 (он сам точно не помнил, какого) года. Испанцы встречают Новый год под бой колоколов одного из соборов столицы. Под каждый удар испанец должен успеть съесть одну виноградину. В этом случае все желания исполнятся, и год будет счастливым. Хозяйки заранее перед каждым гостем ставят блюдце с 12 виноградинами, и под колокольный звон вся Испания их глотает. Но однажды колокол сломался. Его срочно отремонтировали, а в работе проверить не успели. Когда он начал отбивать 12 новогодних ударов, оказалось, что мастера установили промежуток между ударами не привычные 2,5 секунды, а всего одну. И вся страна давилась виноградинами, не успевая их проглотить. Перед Барселоной нас настигает дождь. Впереди возникает радуга и, поскольку мы находимся достаточно высоко в горах, автобус проходит прямо сквозь нее. А дальше нам встречаются поля, занесенные снегом. Вот так неожиданность! Конечно, это не заснеженное Подмосковье в январе. Снег, точнее, снежная крупа, лежит пятнами только в тени и очень тонким слоем. Но мы видели занесенную снегом Испанию! И нам еще повезло. Следующая неделя после нашего отъезда была более холодной, прошли дожди, сопровождавшиеся селевыми потоками, и как сообщали в новостях, многие группы вернули с маршрута. От нечего делать прикидываем, сколько денег мы потратили на дополнительные экскурсии. Получается около 100-120 евро на человека. Половина из них — это экскурсия в Эскуриал плюс посещение фламенко. Еще примерно 30 евро на двоих — стоимость альбома «Прадо» и двух буклетов. Объезжаем Барселону и останавливаемся примерно в 50 километрах от нее в курортном городке Калелла. Каюсь во второй раз, что посмотрел название городка в описании маршрута. Опять гостиница вблизи моря, но на этот раз его почти полностью заслоняет стоящий впереди отель. Ужинаем и отправляемся с Дашей и Игорем на последнюю прогулку.

Здесь нет такой красивой набережной, как в Аликанте, но погулять вдоль моря всегда приятно.

День восьмой (4 мая). Калелла — Барселона — Москва.

Подъем в 5.30, завтрак. Потом за нами приходит другой автобус с другим гидом. Эрнесто предупреждал об этом и попрощался накануне. Прощание было искренним и теплым. За неделю его успели полюбить, и он признался, что мы — одна из лучших его групп. Снова едем мимо Барселоны, но объезжаем ее с другой стороны и видим много для себя нового. В аэропорту успеваем пробежаться по «дьюти фри» и почти без задержки грузимся в самолет. Но дальше начинается томительное ожидание. Стюардессы объясняют, что пришли не все пассажиры. Проходит час, пока, наконец, перед трапом не останавливается автобус, из которого стройной колонной выходят несколько наших «бабушек». Колонну возглавляет уже знакомый нам любитель «Формулы-1». На нем новенькие кроссовки, фирменный с номером жилет обслуживающего персонала гонок, а в руках зонт-трость, которым он легкомысленно помахивает перед собой. В ответ на возмущенный ропот пассажиров (многие летят транзитом и опаздывают на следующий рейс) бабушки робко оправдываются, что не поняли объявления. То, что рейс задерживается, поняли, а вот, что из-за них — нет. А любитель гонок снисходительно поясняет, что если бы не его объявление на русском языке, «бабушки» вообще бы не улетели. Полет проходит нормально. Только один раз попали в турбулентность, и нас попросили пристегнуться. Надо сказать, что по сравнению с путешествиями в Турцию, Египет и Таиланд полет в оба конца проходил очень спокойно. Не было выпивок, густого сигаретного дыма, пьяных криков и разборок. Большинство удовлетворилось стаканом вина, в котором я вынужден был себе отказать — скоро за руль. С таможенным и паспортным контролем никаких проблем не было — пролетели мгновенно. А вот багаж пришлось подождать — обрабатывались сразу 3 рейса. Микроавтобус со стоянки уже ждал в условленном месте. Полтора часа по знакомой дороге, и машина останавливается возле подъезда. Открываю дверцу и чувствую такой знакомый приторный запах цветущей черемухи. Значит мы дома. Не очень понимаю людей, которые говорят, что с трудом привыкают к России после заграницы. Для меня всегда дома лучше. Но Испания останется в сердце, и это уже навсегда.

Вместо послесловия.

Когда начинал писать, самому было интересно, а не получится ли у меня каша от всего увиденного, не спутаются ли впечатления. С удовлетворением констатирую, что нет, не смешалось, не спуталось. За 7 дней (восьмой — не в счет, это был только отъезд) мы посетили 12 городов (Барселону, Сарагосу, Эскуриал, Пинто, Мадрид, Толедо, Кордобу, Севилью, Гранаду с Альгамброй, Аликанте, Валенсию и Калеллу (крохотный Монтемайор не считаю) и пересекли страну с севера на юг и обратно. Конечно, на каждый из городов, за исключением Пинто и Калеллы, можно было потратить несколько дней. Но больше, чем на неделю, ни я, ни Наташа оставить работу не могли. А увидеть хотелось побольше. Испания оказалась очень разной и 4 автономные области, в которых мы побывали, перепутать трудно. Города тоже имеют свой колорит и неповторимый облик. Сложнее с внутренним убранством кафедральных соборов. Вот здесь действительно все сливается в череду алтарей, куполов и органов (с ударением на втором слоге). Но «изюминки» запомнились и в соборах. Кроме названий двух крохотных городков и 2-3 дат, я все писал по памяти. Конечно, я много знал об Испании, помнил основные вехи ее истории, любил (а теперь полюбил еще больше) испанскую живопись. Поэтому впечатления ложились на готовую канву и прочно закреплялись. Безусловно, был элемент везения в том, что у нас оказался отличный гид. Эрнесто — выпускник Барселонского университета, компьютерщик, три года проработавший в России. Да и с группой повезло. Но в целом такая поездка — моментальная фотография страны с «птичьего полета» — оказалась очень интересной и содержательной.

Кальфа Александр Алексеевич
20/06/2002 12:22

Источник