В Оптину Пустынь. Репортаж одного дня

июнь 2007

Посвящается:
Натали Балуевой – идейному вдохновителю;
Евгению Надтоке – верному компаньону;
Моей маме – замечательной женщине…

Часть I

Оптина Пустынь… Этот оплот русской православной веры на калужской земле явился символом духовного возрождения России в конце XVIII века и по сей день сохраняет статус духовного центра истинного православия.

Монастырь возник на пустынных холмистых землях, окружённых непроходимыми лесами. Место было избрано неспроста: обитель расположена вдали от шумных городов, окружена высокими холмами и непроходимым лесом, отрезана целиком от внешнего мира – идеальное место для уединённой аскетической жизни старцев.

…С Калужской площади Москвы, расположенной в центре города, мы отправляемся на экскурсионном автобусе в так приятное нашим натурам небольшое путешествие по святым землям калужской губернии. Проскочив половину мегаполиса без единой пробки и задержки по помпезному и большому Ленинскому проспекту, мы съезжаем на «старую калужскую дорогу», Калужское шоссе, и устремляемся в путь.

За окошком мелькают зелёные леса и поля, реки и деревни, сменяя друг друга в самых интересных и неожиданных последовательностях. Меняется и ландшафт местности. За пределами Московской области он изменяется более резко и заметно – песчаные обрывы с соснами; мелеющие местами речушки и озёра; крутые овраги; и холмы, холмы, холмы… В Жигулях такие возвышенности назвали бы «горами», а здесь – нет – холмы, и невероятные по размерам овраги! Если честно, в жизни не доводилось ещё таких огромных оврагов видеть, а самое главное, так много и в одном месте!

Вот мы подъезжаем к старинному городу Козельску.

Справа от нас – промышленная часть Калуги, а за мостом через реку Жиздру – виднеется из-за холмов, поросших лесом маленький, но древний Козельск. Официально – он на год старше самой Москвы, неофициально – населённым территориям Козельска свыше тысячи лет. Здесь ещё в дохристианский период жили многочисленные поселения славян-вятичей.

Козельск – город с богатой историей. В период нашествия татар он не единожды терпел многочисленные осады, горел, и утопал буквально в крови. Горожане стойко защищали свои дома и храмы. Против полуторатысячного населения города-крепости Козельска (вместе с детьми и стариками) была выставлена многотысячная армия-орда татар.

Город не сдавался. Воинам помогали женщины и дети. Снимали с мостовых булыжники (да-да, уже в то дикое средневековье в Козельске улицы мостили булыжником.) и бросали их во врага.

Крепость как-то держалась. У её стен росла гора тел неприятеля. Татары забрасывали город горящими стрелами. И вскоре полчища басурман ворвались в крепость по телам своих воинов и, мести ради, вырезали весь город целиком…

Геноцид. В архивах остались записи, свидетельствующие о том, что потоки крови в городе были настолько велики, что раненые горожане попросту тонули в ней, не в силах подняться…

Когда-то это было…

Ныне Козельск – небольшой и вроде бы ничем не примечательный городок. Маленькие пыльные улочки, дороги; двухэтажные домики, построенные не позднее 19 века; магазинчики – ничего, вроде бы особенного. Главная достопримечательность же – расположенная неподалёку Оптина Пустынь.

Мы у ворот обители.

Вокруг – невероятное количество приезжих. Стоянка целиком заполнена машинами, экскурсионными и паломническими автобусами. Люди идут в обитель. На мой взгляд, люди, устремившиеся сюда, делятся, как бы на три категории: полупраздные туристы с блеском в глазах, как и мы, жаждущие чего-то нового и интересного; истинные паломники-христиане; и помпезная публика, шагающая и едущая замаливать грехи и просить у Бога благополучия и ещё большего богатства. Все три категории прихожан довелось хорошо разглядеть вашему покорному слуге.

Люди, приезжающие в святую обитель с рёвом развесёлой музыки из салонов дорогущих Порше и Лексусов, направляются просить у Бога исключительно одного: финансового благополучия. Верхом цинизма был случайно услышанный обрывок разговора двух гламурного вида дам:

— Кать, чего просила?
– Парня богатого, и ещё хочу машину получше…

Мы же, любопытные туристы, бродим с фотокамерами на груди и охочим до всего нового взглядом, прикасаемся к старине, истории и памяти наших предков. Кто-то «оптом» скупает свечи и зажигает их чуть ли не перед каждым образом, кто-то – только «своему», а у кого-то просто взгляд застыл перед одной из икон и не может от неё оторваться… Все мы люди, и каждого из нас привела своя причина в эту святую обитель.

Паломников же мы оставим в покое. Их вера выше всей этой суетной мышиной возни…

Оптина Пустынь – место сильное и притягательное. Очень многие люди шли сюда временно «пожить» или же остаться «насовсем».

Это были и дворяне, бояре, писатели, учёные, и, конечно же, простой люд.

Сюда неоднократно приезжали Толстой, Гоголь, Пушкин, Тургенев, Некрасов… Просили благословления у святых старцев, искали ответы на вопросы, рождали шедевры, находили мир своей душе…

Святые старцы могли их как принять, так и отказать им. Описываются случаи, когда святые старцы (стоило им взглянуть на человека), сразу же молвили, что терзает его; «читали» прошлую жизнь, настоящую и возможные пути разворота будущей жизни. Они могли исцелять прихожан и творить чудеса. Однако снискать их внимания было отнюдь непросто. Старцы вели уединённый образ жизни в лесу, неподалёку от монастыря. В скит преподобного старца Амвросия – в это намоленное место до сих пор «простым смертным» непросто попасть – открыто оно только для паломников.

…Сейчас мы стоим под вековыми дубами неподалёку от скита, и слушаем рассказ экскурсовода.

Здесь есть один дуб, под кроной которого Гоголь дважды беседовал с одним из святых старцев в надежде получить ответы относительно своих незаконченных на тот момент «Мёртвых душ». Ответ он получил. Из двух вариантов этого произведения мы имеем честь знать только тот, который нам достался в наследство от великого мастера русского и украинского слова.

Значит, так было нужно…

Часть II

Следующий этап нашей экскурсии – посещение села Шамордино, или, если быть точным, Казанской Амвросиевской ставропигиальной женской Пустыни, близ Шамордино.

Нашему взору предстаёт величественный, строгий красавец казанский собор.

С северной стороны «каменным мостиком» собор соединяется с монастырской трапезной. Назначение этого каменного «проводника» следующее: монахини не должны своими стопами касаться «грешной земли», направляясь на трапезу после трудов духовных.

Мы видим, сколь велика была забота основателей монастыря оградить монахинь от всего «мирского».

Если пройти под этим мостиком и удалиться на некоторое расстояние, то мы увидим впереди ветхое, покосившееся под тяжестью времени небольшое и, казалось бы, на первый взгляд, ничем не примечательное строение начала 20 века.

Это… Домик, где в 60-х годах, в бытность свою учителем, жил Булат Окуджава!

А сейчас живут «оптом» трудолюбивые чернявые мигранты из «дружественных» соседних республик…

Здесь до сих пор нет никакой мемориальной доски, а нынешние хозяева с некоторым удивлением и непониманием ловят вспышки фотокамер таких же удивлённых немногочисленных туристов, рискнувших потревожить обыденную жизнь этого тихого дворика…

Домик Окуджавы остался где-то справа, а впереди мы видим те самые монастырские трапезные. Вообще, ощутимым «минусом» некоторых экскурсий бывает то, что в них не всегда бывает предусмотрен обед.

Так и в этот раз. И поблизости не найти ни магазинчика, ни палатки… Берите с собой в дорогу бутерброды и термосы, господа!

Но нам повезло. Любезная гид с принимающей стороны решила пойти нам навстречу – на несвойственное подобным экскурсиям «организационное новшество», а именно – накормить путников праздных (не паломников, заметьте, не прихожан! – А простых туристов!) монастырским обедом.

Пусть и скромным (как-никак, понедельник – день целиком постный), но душевным и вкусным!

Итак, мы открываем двери трапезной….

Огромное помещение. Длинные столы и лавки у стен освобождают одно-единственное свободное пространство – проход между ними. В конце помещения, со стороны кухни кипит работа – монахини всех возрастов, будто пчёлки в улье, что-то режут на столе, готовят, наполняют тарелки едой, моют, убирают посуду.

Мы присели на лавку за длинный-длинный стол. Нам подали густой фасолевый суп, макароны, размешанные с чудно приготовленной тушёной морковкой, и монастырский квас. Квас! Настоящий монастырский квас!

Нехитрый обед оказался очень даже вкусным. Особенно ржаной и пшеничный хлеб, выпекаемые из муки грубого помола с отрубями в монастырской пекарне.

Ах, какой, я вам скажу, вкусный хлеб!

Наверное, ничего подобного не приходилось кушать со времён детства, когда отец нам с братом приносил свеженький, хрустящий, тёплый, живой «лисичкин хлеб» – свежевыпеченный хлеб из небольшой сельской пекарни, когда мы проводили выходные на даче. В детстве всё кажется вкуснее…

Душевный и милый обед подкрепил наши силы и мы двинулись дальше!

На середине пути между Оптиной и Шамордино есть одно очень интересное место, уникальное для православных верующих, – храм Преображения Господня (конец 17 века – основная часть, и конец 18 века – колокольня).

Интересно то, что последний настоятель Оптиной Пустыни священномученик Исаакий, пророчествовал, что Преображенский храм «…будет стоять до второго Пришествия Христа…». И таких храмов в России всего четыре.

Заслуживает внимания и тот факт, что в гражданскую войну, в голод, в годы дикой власти безбожников и репрессий, храм, будучи официально закрытым, продолжал действовать, а с 1942 года – постоянно действует.

В храме собрано множество чудотворных и интересных икон.

На некоторых – заметны следы недавно собранного мира… Серебристые следы капелек мы видим под разными углами и на разных частях образов. Их много, много… Настоятели храма свидетельствуют о довольно частом и внезапном проявлении этого «маленького чуда»!

Ну что же, совершим экскурсию по храму дальше! Над праздничным, светлым иконостасом цвета неба и золота, взгляду предстаёт потрясающая настенная роспись – главный элемент внутреннего убранства храма – Град Небесный Иерусалим! Это центральная часть росписи Преображенского храма.

Справа мы увидим иконы, обложенные уральскими самоцветами и одну из главных почитаемых икон – Святителя Николая Чудотворца из серебра, а в другой части храма – образ Богоматери Медиоланской. Это образ был написан неизвестным художником. Во время Великой Отечественной войны местные мальчишки где-то на чердаках раскопали «картину», на которой была изображена «Женщина в голубых одеждах и белом платке». Совершенно не подразумевая, Кто это, они, «забавы ради», бросали в «картину» перочинные ножички… Один из священнослужителей, проходя мимо, заметил это неприглядное действо, и, желая спасти «картину» как произведение искусства остановил их. Чуть позже, он разглядел в этой работе… лик Девы Марии, и принёс этот образ в храм…

С тех пор она занимает в Преображенском соборе одно из главных мест и считается особо почитаемой уже много-много лет.

Почему? Спросите прихожан, они вам ответят! А храм этот, действительно, особенный. Почему-то даже просто сфотографировать собор рука дрогнула…

Источник: Русская линия

Андрей Хаустов
13/01/2008 05:34

Источник