Увидеть олимпиаду и не пожалеть

февраль 2006

Мы наблюдаем эпохальный этап – продвижение первых профессиональных болельщиков «Металлурга» за пределы исторической родины.

Наверное, в Турине их было больше, чем четверо – таких, как Денис Середкин в виртуальной сети известного, как Брукида, активных болельщиков за Магнитку из Магнитки. Но заядлые фанаты, как правило, знают друг друга еще по родному городу, а на трибунах зимней олимпиады они, приехавшие в разное время, не встречали других знакомых болельщиков. А первый опыт дорогого стоит.

…Посредничество городских турагентств в поездке отпадало: выложить 4-4,5 тысячи евро за Туринскую неделю – это даже для истинного фаната дорого. В Екатеринбурге Денису с приятелем удалось приобрести путевки примерно по полторы тысячи евро за трехзвездочную гостиницу, завтраки, билеты на самолет, визу, обработку документов, страховку и два билета на матчи Россия-Латвия и – самое ценное – Россия-США.

На месте оказалось, билеты можно без ограничений купить почти на любые соревнования, исключая фигурное катание и «почему-то» конькобежный спорт – тут стосемидесятиевровые билеты перекупщики продавали по триста. С билетами на хоккейные матчи у магнитогорцев вышла накладочка: то ли кассирша недопоняла, то ли Денис не сумел объяснить, только матчи оказались не те. Обратно билеты не принимают, но после переговоров кассирша молча протягивает листок с цифрами: предлагает возврат на пять евро дешевле за билет. Общая потеря: сорок евро – многовато. Встал было Денис у кассы в надежде самостоятельно продать билеты за полную стоимость – тут же прихватила полиция. Усадили в машину – он им: «Ювентус – чемпион, я хоккейный фанат», значков надарил – здорово смотрелись на груди у полицейских наши «Профсоюзный активист». Отпустили, погрозили только.

Разговорник на родине Денис купить забыл. Но оказалось, на итальянской олимпиаде достаточно институтского английского: конструкции речи упрощаются до схемы субъект – действие – объект, а набором «ехать», «купить» и «пиво» можно все объяснить. Уже на обратном пути Денис поймал себя на мысли, что перед окошком аптечной кассы в Москве по привычке мысленно выстраивает все ту же простейшую речевую конструкцию на английском.

В Италии выручал не только английский. В центре Турина на каждом шагу – волонтеры в униформе с олимпийской символикой, информационные будочки: у тех и в других – карты города, отрывные карты, где тебе обозначат маршрут, путеводители по загородной зоне, где проходят соревнования. Рассказывают, среди разноязычных путеводителей были и русские, но то ли наши их разобрали, то ли путеводителей таких было немного – Денис их не видел. И все бесплатно, с расчетом на то, что турист потратится на сувениры, обед, транспорт, входные билеты. Случись следующая олимпиада в нашем Сочи, размышляет Денис – хоть на грош перепадет туристу бесплатных услуг?

Бесплатным был и проезд в челноках-шаттлах для туристов, сновавших между местами соревнований. Плюс автобусная армада в Турине и за городом, целая армия такси, оснащенных миниатюрными компьютерами для выбора кратчайшего маршрута в городе – никаких спекуляций на необходимости добраться в нужную точку в любое время.

Одна беда: поесть по-настоящему негде. Олимпийцы, привычные к калорийной пище, и те жаловались на невозможность сытно и вкусно поесть. Куда ни зайдешь – только зелень, сыр, макароны. Мяса – нет. В центре – пачка сигарет не дешевле полутора евро, кружка пива – три, картошка из пакетиков, а за пиццу выдают булку, смазанную кетчупом и посыпанную сыром. Ни ларьков, ни продуктовых магазинов поблизости – продукты принято покупать в супермаркетах. А туристу как быть? В поисках белковой пищи навещали даже в непопулярный Макдональдс – там по крайней мере купишь биг-мак с порцией фарша. Через некоторое время магнитогорцы набрели на рабочие районы: в турецких кафешках пиво по полевро, мясные блюда большими порциями, пицца сытная и цена приемлемая.

Кстати, «турецкий» акцент питания не случаен: коренные туринцы в дни олимпийской путины рабочего дня в пунктах питания не продлевали, зато выходцы с востока работали не покладая рук. Не пришлось бы европейцам со временем пожалеть о своей «некреативности».

Благо, с хозяином гостиницы повезло: не навязывал рамок, как в других небольших отелях. В кафе позволял сидеть хоть до утра, да еще со своим, для экономии, пивом, потчевал кофейком. Он и в городе человек уважаемый – спонсор команды по велотреку. А когда наши пожаловались: у вас, мол, поесть нечего – отвез на окраину к своему другу-ресторатору, там ребята отъелись равиоли. Не ради комиссионных старался – из чувства национальной гордости.

С национальной гордостью у итальянцев все в порядке. Туринцы в восторге от своего «Фиата», команд «Ювентус» и «Торино» – здесь все помешаны на футболе. Город очень красивый: при температуре плюс семь на улицах клумбы с яркими цветами,

ночью над улицами зависают движущиеся светящиеся фигуры, на каждом шагу – городская скульптура. Вечерами в жилых домах окна темные – все проводят время в кафе: если есть объединяющая тема, зачем сидеть в одиночестве? При своей горячности итальянцы доброжелательны: спросишь – покажут, столкнешься – извинятся. Когда в дни олимпиады эстафету выиграла национальная сборная – прямо на улице исполняли итальянский гимн. «Наши свой гимн так не скоро станут петь, – сетует Денис. – Без официального приглашения, с флагами в руках, от всей души».

Американцы себя тоже любят: устроили на Туринских улицах прямой эфир «С добрым утром, Америка!» Стоят перед экранами толпой, в руках картонки с приветствиями: «Хай, мам!», «Хай, пап!» – рукопожатие через океан. Из национальных идей олимпиады не удалась, кажется, только российская: «русский дом» в олимпийской деревне стал единственным, куда россияне попасть не смогли. Еще по дороге к нему магнитогорцы встретили земляков: седовласые мужчины ругались в сторону от внуков – россиян не пустили в «русский дом», дескать, принимают только аккредитованных и VIP-персон. Денис потом расспрашивал москвичей: им туда тоже проникнуть не удалось. Зато в швейцарском угощали сыром и ароматным фондю, в канадском зазывали к вигваму – и везде приглашали посетить страну-хозяйку дома.

Полистали наши канадскую книгу посетителей: наполовину исписана – и ни одной российской строки. Хотелось оставить русский след, а ничего оригинального в голову не приходит. Остановились на старом добром «Киса и Ося были здесь» и подписали названия городов: Магнитка, Ижевск. Знай наших!

«Наши» помелькали в репортажах «НТВ». Телевизионщики в Турине на магнитогорцев так и накинулась: устали от российских болельщиков с европейскими спортивными «лейблами» на одежде. А у магнитогорцев – «Металлург» на груди, флаги на удочках. К тому же для Москвы Магнитка – это дальше Хабаровска: занятно им потолковать с людьми из «такой глухомани». Хорошие отношения сложились с латышами: «Правительства наши пусть ссорятся, – сказали они. – А нам с вами зачем? Приезжайте лучше в гости».

Охрана на стадионах к россиянам повнимательнее относилась, чем к американцам – те хоть с железкой входи, не остановят. Нашим даже прутик внести не позволят. Удочки с флагами в первый раз у ребят изъяли, так же как и зонты, кошельки и прочую мелочь. Правда, на обратном пути все можно было забрать: конфискат дожидался хозяев в коробках – ничего не пропадало. Но без удочки на матче неинтересно: хочется помахать внушительным стягом, не то что у американцев – крошечные флажки на коротких палочках. Придумали отвлекающий маневр. Удочку – в штанину, а в руке здоровенный флаг на древке. Охранник отнимает флаг и с чувством выполненного долга пропускает болельщика… Теперь можно достать удочку и развернуть полотнище.

Правила на стадионе тоже можно было обойти. Есть запрет на перемещение в чужой сектор – уже на стадионе одалживаешь в нем билет, проходишь, возвращаешь билет и – садись на свободные места.

Вот на трибуне среди зрителей Плющенко, показывает Денис, вот отец Малкина. На каждом шагу – спортивные звезды, именитые болельщики. Магнитогорцы фотографировались с Фетисовым и Тягачевым, Третьяком и Ярмольником, Янковским и Сюткиным – звезды не чванились, не отделялись, раздавали автографы и отвечали на вопросы.

Вообще, все было здорово… пока наши не проиграли в хоккей. «После этого Олимпиада потеряла смысл», – признается Денис. Но на следующую олимпиаду собирается и жену с собой взять. Жаль, сын маловат: еще двух нет, но со временем можно и его присоединить. Тем более что олимпиада сама дает о себе знать: один из ее стадионов расположен на улице Советского Союза, которая упирается в Севастопольскую. Поди забудь.

газета «Магнитогорский металл»

Алла КАНЬШИНА
07/06/2006 16:31

Источник