Таиланд. Как дела, мистер Понг?

2014

Мистер Понг — это наш таксист. Он таец, но темнее по цвету кожи, такой уютно упитанный да и волос на добродушно улыбающемся лице у него побольше, чем у потомков древнего королевства Сукхотай. Видно, «бабушка согрешила» — то ли с индийцем, то ли с бирманцем (и тех и других в Таиланде, назывался ли он Сукхотаем,  Сиамом или Индокитаем, без разницы, всегда было предостаточно!).
Таиланд. Как дела, мистер Понг? / Таиланд // innakim.livejournal.com

Мистер Понг водит тук-тук до Карона, Каты или Сурина. Дальше тук-тук не идет — надо слишком круто подниматься в горы. Лошадиные силы не выдерживают. Да и туристы могут из открытого всем влажным пхукетским ветрам «фургончика» прямо в заросшее джунглями ущелье попадать. А это плохо для бизнеса.

Если мистер Понг не может нас отвезти — слишком высоко в горы или уже успел подрядиться с другими своими клиентами, или мы предлагаем меньше, чем хочет этот очень даже неплохо умеющий считать баты полутаец-полуиндиец, — он достает мобильник, а если тот не отвечает, посылает куда-то какого-нибудь шустрого мальчишку… И минут через пять-десять появляется владелец более мощных лошадиных сил, готовый предоставить их к нашим услугам как раз за ту сумму, которую мы можем за это заплатить.

То ли мистер Понг просто улучшает собственную карму, совершая маленькую «пунню» (благой поступок с языка пали, которым записаны все священные сутты Малой Колесницы Тхеравады — древней ветви буддизма, являющейся государственной религией Тая). То ли зарабатывает комиссионные. То ли старается, чтобы баты не ушли из «семьи», а тут на каждом клочке суши свои таксисты, которые цепко держат определенную территорию и цены на проезд… Кто его знает? Тайская душа — потемки. И Будда не  разберет!

Мистер Понг, кажется, совсем не спит. Ему можно позвонить хоть ночью — тут же примчится! Живет он рядом с Патонгом — в окруженном рощицей пансонгов (местное хвойное, но с более длинными и мягкими, чем у наших сосен-кедров иголками) небольшом жестяном вагончике, который честно делит с товарищами. Ну, как  гастарбайтеры где-нибудь в наших теплых краях типа Краснодарского. А честно заработанные деньги, как и многие его друзья-таксисты, отправляет «на материк». У мистера Понга на окраине Бангкока семья — жена-красавица и двухлетняя кроха-дочка, чьи фотографии из мобильника он с удовольствием показывает своим друзьям-туристам.

Уже через несколько дней в Таиланде вообще и на Пхукете в частности вы, если не скупитесь на приветливые улыбки и помните школьный английский, обязательно обзаводитесь собственным фуаном (другом — по-тайски) из какой-нибудь таксистской «семьи», который верно и преданно, как наш мистер Понг, возит вас по всему острову, ждет сколько надо или подъезжает, куда и когда надо, а поздно вечером, прощаясь с вами до следующего дня, с искренней улыбкой благодарит за деньги, полученные им по оговоренной еще утром таксе.
Как это ни печально, но некоторые товарищи из Руссии (так тайцы называют Россию), не боясь испортить свою карму, бывает, что и кидают доверчивых тайских таксистов. Это не трудно. Поймал такси где-нибудь подальше от отеля, съездил куда надо, попросил приехать вечерком, а сам отправился обратно на другой машине. Бегает потом такой бедолага, ищет (а мы для них все на одно лицо!) — и время жалко, и бензин дорогой, и обидно, наверное…

Но, по правде говоря, всё это очень глупо — на самом деле гораздо приятнее и выгоднее по- настоящему подружиться с таким вот мистером Понгом — он и прокатит подешевле, и в магазин завезет, куда сами тайцы за покупками ходят, и твои пакеты будет носить и даже бережно лямочки на них завязывать, чтобы ничего, Будда упаси, не просыпалось, и к своему знакомому завернет, который какую хочешь экскурсию недорого и без обмана организует. Всё расскажет. Всё покажет… Мы так и делали.

Как-то, уже поздно, возвращаемся с Каты. На дороге — пробки, движение бешенное. Оно здесь и без того сумасшедшее (иногда минут пятнадцать стоишь — не знаешь, как вклиниться в этот пугающий поток и перебежать на другую сторону улицы!), а тут — вечер. Время повышенной авто- и мотоактивности… Причем светофоров нет и в помине, а кто, откуда, как и за кем едет и почему останавливается и Будда не разберет!    

А мне захотелось пофотографировать слонов! Они в Таиланде чудесные — огромные и темнокожие, как мавры среди пигмеев рядом с нами, людьми. Кажется, такие увальни неуклюжие или крышу чьего-нибудь дома снесут или дерево поломают или тебя в лепешку истопчут… Но если приглядеться, двигаются они пластичнее, расчетливее и гибче, чем какая-нибудь Волочкова на сцене Большого театра, — говорят даже, что тайских слонов обучают ходить по канату.

Желание клиента (а тем более фуана!) — закон. Мистер Понг подрулил к обочине, быстренько оббежал свой тук-тук и подал мне большую мягкую ладошку, чтобы я благополучно выбралась из фургончика. И пошел передо мной, подняв руки крестом и что-то озабоченно покрикивая по-тайски сумасшедшим мотобайкерам, которые тут же остановились. На дороге мгновенно образовалась пробка. Так я и шествовала — под сенью и защитой этого уютного креста — до слоновьего гаража. Прямо как белая госпожа!

А в гараже, представляющем собою внушительных размеров бамбуковый настил на высоченных столбах, неторопливо прохаживались улыбающиеся элефанты с покачивающимися на широких темных спинах насестами, и пахло, как в Авгиевых конюшнях, которые не чистили лет этак сто. Маленький таец, юрко, точно обезьянка, карабкающийся на своих слонов и обратно, подгонял ушастых древне-русским «Ёкарный бабай!» и, явно ожидая одобрительной улыбки, косился на меня карим глазом — мол, специально выучил, хотя ваш язык ужасно трудный.
Узнав, что я хочу просто пофотографировать, а не покататься, кареглазый «ёкарный бабай» подогнал ко мне одного из слонов и что-то ему шепнул, после чего четырехметровый малыш и ножку поднял, и хобот задрал — в общем, отработал фотомоделью по полной программе! Жаль только, снимки получились не очень — было уже темно.

К нашему тук-туку я вернулась опять же под охраной заботливого мистера Понга, и мы отправились восвояси — я принимать душ и переодеваться в номер. Он на стоянку своей дружной таксистской семьи, где кто-то обязательно дежурил, кажется, даже ночью. Они там сидели и даже дремали, ели горячую лапшу из подруливших к ним макашниц, смеялись, болтали, высматривали клиентов, наполняли миски для подаяния, с которыми рано утром и поздно вечером проходили мимо разновозрастные оранжевые монахи.

Рядом на высоких тонких ножках, ну точно скворечник, стоял один из столь популярных  в буддийском королевстве домиков духов (кханпхрабхум), внутри которого в позе лотоса сидели две маленькие, но очень реалистичные фигурки мужчины и женщины, детально вырезанные из дерева и искусно раскрашенные, а возле них лежала… вареная курица. Тайцы верят, что всегда есть души, которые не могут попасть ни в саванну (промежуточные небеса), ни в нарок (отстойник), ни тем более в ниббану-нирвану и поэтому задерживаются на земле на неопределенное время в виде приведений. Ну а чтобы они не пакостили, а наоборот защищали добрых людей от злых духов — а в индуизме, с которым густо перемешан местный буддизм, этих самых злых духов великое множество, да и прочая небесная канцелярия в виде многочисленных ведических богов и божков тоже особо не миндальничает! — мужских духов пхи санг тхевада и женских духов пхи санг мангфа всячески задабривают, строят для них вот такие уютно нарядные домики, кладут туда связки мелких бананов и молоко в пластмассовых бутылках из минимаркета, жгут сандаловые палочки, вешают цветочные гирлянды…

Точно такие же подношения  у подножия маленьких уличных и домашних алтарей, которыми в Тае, похоже, обзаводится каждая уважающая себя гостиница, кафешка, массажная. Все они посвящены Будде — в виде, собственно, самого Будды, а также… Шивы и Ганеши, а частенько все эти три фигурки так и стоят рядышком на одном алтаре!

Уж не знаю почему, но Будда для тайцев — это не только бывший древнеиндийский принц Гаутама, но и многорукое верховное индуистское божество, одновременно олицетворяющее разрушительное и созидательное начала вселенной, верхом на своем ездовом быке-вахане по имени Нанди, вместе с добродушно упитанным, тоже индуистским, богом мудрости и благополучия, которому, по преданию, его отец Шива в приступе ярости сначала оторвал голову, а потом, пытаясь задобрить разгневанную данным фактом Парвати (свою жену и мать Ганеши) на скорую руку приделал младенцу голову прогуливающегося мимо слоненка… А может жителям бывшего Сукхотая просто нравится парень на белом быке и его симпатичный слоноголовый отпрыск-толстячок?!  

Духи, боги и сам Учитель — человек по имени Гаутама, ставший Буддой собственными силами и многочисленными бунами-заслугами и не имевший в своей природе ни капельки божественного, как учит Малая Колесница раннего буддизма Тхеравада! — играют в бытовой жизни тайцев огромную роль. И даже тех, кто верит в Аллаха. Но совсем не в том  смысле, как это принято у нас. Здесь не молятся. И не поклоняются. Не просят прощения и отпущения грехов или милости и всяческих благ.

Перед входом в храм каждый правоверный таец снимает обувь, а входя, делает три поклона и ставит три ароматические палочки на алтарь. Будда тоже любит троицу! Вернее, Три Драгоценности Буддизма. Первая — это, собственно, сам просветленный учитель, наставник и человек Будда и есть. Вторая — это его учение Дхамма. А третья  — община монахов Сангха, которая и хранит драгоценную Дхамму… А весьма своеобразные песнопения в буддийских храмах — это не что иное, как ритуальная декламация буддийских текстов (сутт), излагающих основы Дхаммы, многие из которых, по преданию, записаны еще живыми учениками живого Будды!
Правда, в ритуальной практике Малой Колесницы есть специальные сутты Паритты, которые читают для получения защиты от различных злых духов, неудач, болезней и даже… пагубного влияния небесных тел. Причем когда монахи декламируют священные тексты, они для разных сутт всегда используют разные — специальные! — интонации,

которые должны гармонировать именно с этим священным текстом и ни с каким другим, вызывая у искренне заинтересованных слушателей соответствующие психологические состояния умиротворения, спокойствия и т.д. Считается, что одни стихотворные ритмы хороши для богов, а другие для низших существ — животных, змей, а еще духов и призраков…

Вопросы гармонии — звуков и смыслов! — вообще очень важны для тайцев. Они даже имена для своих младенцев выбирают, ориентируясь на эту самую гармонию, и когда ребенку исполняется месяц, идут к монахам за тем, какое наилучшим образом соответствует новорожденному. Дело в том, что каждый день включает в себя некое количество благоприятных согласных, с которых и должно начинаться хорошее имя, чтобы человек смог прожить в гармонии со своими планетами и сам с собой да и как следует подлатать, если надо, собственную карму. А есть специальные согласные, например, для выносливости или легкой возможности зарабатывать, для красоты и здоровья.
Если свою фамилию наш мистер Понг да и все его соотечественники с явной гордостью произносят и печатают на собственных визитках, какие есть у каждого уважающего себя таксиста  (может, потому, что в течение долгой истории королевства у местных жителей   вообще не было никаких фамилий, а официально они появились только в 1913 году с легкой руки и специальным указом доброго короля Вачиравута, который самолично придумал для своих подданных тысячи красивых, а главное — неповторяющихся фамилий?!), то при повседневном и даже дружеском общении тайцы предпочитают пользоваться довольно милыми и ласковыми, а иногда и забавными прозвищами.

Однажды, перебирая в приливной волне ракушки и кораллы, вынесенный Индийским океаном, я познакомилась с симпатичным худеньким пареньком, который присел со мной рядом, чтобы просто поболтать. Он назвался Му — по-тайски это значит… свинья. Оказывается, в раннем младенчестве малыш Му был толстеньким и щекастым — вот домашние и прозвали его поросеночком. Так и начали все называть, хотя подросший Му давно утратил свою симпатичную упитанность.

А вот свои настоящие имена, выбранные по совету монахов в соответствии с вселенской гармонией звуков и обозначающих какие-нибудь прекрасные вещи, свойства, качества и т.д. и т.п. типа мужественности, славы, силы, любви, солнца, луны, розы, рубина, лебедя, суеверные тайцы используют только в особых случаях (например, при заключении брака) — на всякий пожарный берегут от злых духов и злых людей! У наших предков тоже когда-то так было.

Вот так у тебя и может появиться тайский фуан — а к дружбе здесь относятся легко и просто, как, впрочем, и ко всему прочему — по «имени» Нок (птичка) или Ну (мышонок), Фа (небо) или Рунг (радуга). Это по-тайски. А еще местная молодежь очень любит  англоязычные прозвища — они их сами себе выбирают. Так что здесь можно в легкую познакомиться с Нокией (да-да, это марка вашего телефона!), Пепси, Мэнью (от Manchester United) или даже с Эй (A), Би (B) и… О! А хорошенькую массажистку, к которой я приходила размять косточки, звали… Эппл. Потому что она считала, что яблоко — это очень красивый и к тому же иностранный, а значит и недешевый фрукт.

Малышка Эппл всегда заливалась этаким смущенно нежным серебристым колокольчиком в ответ на шутки клиентов-мужчин, раскручивавших миленькую таечку на более близкое знакомство… Я же говорю, что здесь ко всему относятся легко и просто — ну как к пролившемуся дождю или упавшему кокосу!

Потому что — открою вам секрет или это для вас уже давно не секрет?! — все дети Малой Колесницы не ведают греха и связанных с этим печалей. Да, иногда у них появляется озабоченное выражение лица — им ведь тоже надо и денежку жене-красавице в Бангкок послать, и замуж удачно выйти, и ту же вареную курицу для привидений, живущих в  кханпхрабхуме, на что-то прикупить… Но эта озабоченность мимолетная, а не такая пристывшая к белой коже унылая серая маска, как у большинства представителей нашей туристической расы.    

Для тайца любой труд — возит ли он туристов на тук-туке, делает ли тайский массаж, продает ли якобы деревянных, а на самом деле просто крашенных под дерево гипсовых слоников, собирает ли использованные пластиковые стаканчики на пляже или оказывает некие известные услуги — это всегда еще и санук, то есть удовольствие. Вот поэтому они так охотно улыбаются, общаются и обнимаются с нами — людьми, которых видят первый и единственный раз в жизни.

Во всяком случае, в этой. А в следующей реинкарнации — только Будда об этом знает! — глядишь, еще и встретимся. Я буду, допустим,  водить тук-тук, а мистер Понг с фотиком, болтающимся на шее, попросит меня остановиться рядом с гаражом для слонов…

Источник: ru-travel.livejournal.com
innakim
27/08/2014 19:00

Источник