Путешествия по России: Алтай, Байкал и Кольский полуостров

август 2006

Захотелось молодость вспомнить — вот рассказы о давнишних путешествиях по России.

Алтай, 1995

Первый раз мы собрались в самостоятельное далекое путешествие в августе 1995 года. Мы – это мой муж Иван и я – были тогда молоды, у нас не было ни детей, ни денег, ни дома, ни машины, и был целый месяц летнего отпуска. В предыдущие годы летом мы ездили с палаткой в Крым, основательно его облазили, и нам захотелось отправиться куда-нибудь подальше. Мы давно мечтали посмотреть Алтай. В 1990 году, будучи в командировке в Новосибирске, мы даже успели за выходные смотаться до Горноалтайска, но там смогли провести только два часа, надо было успевать на обратный автобус до Бийска и на поезде Бийск-Томск возвращаться к утру понедельника в Новосибирск. А тут как раз подвернулась некоторая сумма денег – хватало на плацкарт на двоих до Барнаула и обратно, немножко даже на прокорм оставалось. В любимом магазине «Карты и атласы» на Кузнецком мосту покупаем карту Республики Горный Алтай, берем билеты «Москва – Барнаул» – и вперед!

Нам повезло: соседями по плацкартному отсеку у нас оказываются тихий дяденька на нижней полке и… его телевизор на верхней! Трудно, видно было тогда на Алтае с телевизорами, раз дяденька готов был к стоимости телевизора добавить стоимость его проезда до Барнаула. Удивительно, что на обратном пути, гуляя по платформе где-то в середине дороги, мы встретим того же дяденьку, только без телевизора.

Трое суток пути проносятся быстро, мы отсыпаемся, смотрим в окошко, покупаем разную снедь у бабусек на остановках. Из Барнаула добираемся до Горноалтайска, оттуда едем на автобусе в поселок Чемал. Тут поселяемся на несколько дней на турбазе у берега Катуни, где за небольшие деньги можно покататься по горам на лошадях, а потом сплавиться по Катуни на плоту.

И вот мы отправляемся в конный поход к горному озеру! Сначала долго едем на грузовичке по все более тряской дороге вдоль ущелья. Вокруг – луга, полевые цветы, пасеки, вдалеке – склоны гор, покрытые островерхими елочками. Подъезжаем к конной базе. Нас знакомят с лошадьми, ничего особенно не объясняя, и вот мы уже впервые в жизни верхом движемся по лесной дорожке. Осваиваемся быстро, т.к. спокойные лошадки идут пока медленным шагом. Встаем на ночевку на берегу небольшого озерка, а с утра отправляемся пешком на прогулку к озерам повыше. В складках гор лежит снег. Вокруг – удивительной яркости цветы, везде шумят ручьи и небольшие водопадики. Выходим к снежнику, снег достаточно глубокий, но покрыт твердой коркой наста, и по нему можно ходить, не боясь провалиться.

На обратном пути вниз пробуем пустить лошадок рысью. Начинается сильная гроза, лошадям не нравятся раскаты грома, они бегут быстрее – ой-ой-ой! У Ивана слетают очки, я резко останавливаю свою лошадь и, спрыгивая с нее, растягиваю коленку. Очки, к счастью, находим довольно быстро, но у них отлетела дужка, так что до окончания путешествия ходим оба подвязанные – Иван в очках на веревочке, я – с забинтованной коленкой.

Денек отдыхаем, гуляя пешком по окрестным деревушкам на высоких берегах Катуни. Переходим речку по качающимся подвесным мостикам, знакомимся с алтайской бабушкой с удивительным именем Орбита Петровна и ее многочисленной живностью, собираем землянику, пытаемся купаться в Катуни, но вода очень холодная.

На следующий день отправляемся сплавляться по Катуни на плоту. Сначала нас, привыкших к легким байдаркам, бросает в дрожь при взгляде на торчащие из воды камни и перекаты, которые предстоит преодолеть. Но наш плот, представляющий собой здоровенную круглую надувную конструкцию, накрытую сверху резиновым шатром, невозмутимо и неторопливо переваливается через все препятствия, так что можно было бы даже заскучать, если б не красота вокруг. Ночуем на высоком берегу Катуни, на следующий день проплываем еще немного, и грузовичок возвращает нас на турбазу.

Теперь нам предстоит решить, куда двигаться дальше. Можно было бы поехать на Телецкое озеро, но там, говорят, сплошные турбазы, много отдыхающих, а нам хочется побывать в каких-нибудь диких краях. Решаем отправиться в Усть-Коксу – там в недавно открытом храме служит знакомый нам священник из Москвы, можно будет передать ему поклон от друзей, побывать на воскресной службе, а кроме того, там и Белуха недалеко. В Горноалтайске приходится заночевать, т.к. автобус на Усть-Коксу уходит рано утром. Ставим палатку на той горушке, по которой 5 лет назад зимой гуляли, приехав из Новосибирска, и ранним утром грузимся в тряский переполненный автобусик, который, кряхтя, натужно трюхает по пыльной горной дороге. В середине дня – остановка в Усть-Кане. «Ку-у-шать»,- ласково приглашает водитель, и все пассажиры отправляются в придорожную кафушку. Немного не доезжая до Усть-Коксы, автобусик заглыхает, и пока водитель возится с мотором, гуляем по вечерней степи, обсуждая возможность похода к Белухе. Мы ведь совсем не альпинисты, и у нас нет ни подробных карт, ни снаряжения, да и времени может не хватить, но все же так хочется к снежным горам!

Добираемся до Усть-Коксы в сумерках, разыскиваем храм, вваливаемся к батюшке. Он удивлен и рад, оставляет нас переночевать, с утра идем на службу. Отец Андрей служит здесь всего год, но успел уже обустроить храм и собрать крепкий приход. После службы – водосвятный молебен на реке Кокса, батюшка освящает воду, после чего без сомнений окунаемся, хотя речка очень холодная, прямо дух захватывает. Знакомимся в прихожанином Леней, который станет теперь нашим добрым другом. Леня приглашает нас в гости, предлагает покататься верхом на его коне Казбеке. Это настоящий скакун, не то что тихие лошадки с турбазы, так и норовит пойти в галоп.

Леня – знаток здешних мест, и он всячески вдохновляет нас на поход к Белухе, объясняя, что до озера и снежной стены можно дойти пешком без всяких альпинистских навыков за 3 дня. Решаемся выйти на следующее утро пораньше. Оставляем большую часть вещей у Лени, максимально облегчаем рюкзаки, и вот холодным туманным ранним утром ждем попутку до Тюнгура. Трактор подвозит нас до Катанды (ах, название похоже на Катманду – окажемся ли мы там когда-нибудь?), дальше – пешком. Туман тем временем собирается в белые облачка и уплывает, пригревает солнышко. Переходим речку Кучерлу с ее бело-голубой водой и сворачиваем к перевалу Кузуяк. Весь день — долгий натужный подъем, в конце я совсем изнемогаю, и героический Иван затаскивает наверх два рюкзака. Ну что ж, наверх поднялись, теперь можно пробежаться вниз! Обидно терять высоту, но путь к Белухе лежит по Аккемскому ущелью, и Кузуяк преграждает этот путь, приходится перелезать через него, как через забор. В сумерках становимся на стоянку у ручейка.

На следующий день начинаем подъем по ущелью. Идем вдоль речки Аккем, вода в ней белая, опалесцирует и переливается, когда набираешь ее в бутылку. Торопимся, т.к. времени у нас немного, и мы точно не знаем, сколько дней займет путь. Поначалу идти трудновато, подъем достаточно крут, но к середине дня втягиваемся в ритм – 50 минут идем, 10 минут отдыхаем. Мы максимально облегчили рюкзаки, из еды у нас с собой только сухари и несколько сухих супчиков, но тут не пропадешь – вокруг полно грибов и смородины. С водой проблем нет – везде шумят роднички. Ближе к вечеру попадаем под сильный, но, к счастью, короткий дождь. Промокли – не страшно, плохо, что тропинка совсем размокла, стала скользкой, и при каждом шаге на ноги налипает по килограмму грязи. Становимся на ночевку в сосновом лесочке, отмываемся в Аккеме, завариваем «горный чай» (мелкие желтые цветочки), готовим грибную супокашку. Красота!

На следующий день крутые склоны ущелья постепенно расступаются, речка широко разливается, приходится прыгать с камушка на камушек, сосны и ели сменяются низкорослыми березками. К середине дня – ура! – выходим к широкому озеру, за которым встает белая стена – это снежная Белуха! На берегу озера – база метеорологов и вертолетная площадка с гордой надписью «Летайте вертолетами Аэрофлота». Прохладно и пахнет зимой – чувствуется близость ледников. Ставимся у дальнего края озера рядом с водопадиком.

С утра идем на прогулку в горы. На снежную стену мы, конечно, не пытаемся залезать – это занятие для настоящих альпинистов. Поднимаемся направо, к нескольким небольшим озерам с бирюзовой водой, на их берегах цветут удивительные белые и желтые цветочки, похожие на наши подснежники. Выходим к пологому леднику и играем в снежки!

Ближе к вечеру пускаемся в обратный путь. Он проходит без приключений, и через день мы уже в Тюнгуре. Встречаем тут алтайскую бабусю, которая очень хочет нам что-то продать, но мы никак не можем понять, что – зубов у нее практически нет, и разобрать ее невозможно. «Шир парсучий!» — твердит бабуся, и мы наконец по ее жестам догадываемся, что речь идет о барсучьем жире, который должен помогать от простуды. Объясняем ей свою безденежную сущность и ненужность нам лекарств, т.к. болеем редко. В Тюнгуре нам везет – находим машину, которая везет группу туристов прямо в Бийск! Во время остановки в Усть-Коксе успеваем заскочить попрощаться с батюшкой и забрать у Лени оставленные вещи и здоровенную банку меда с его пасеки. Наступает ночь, начинается дождь, всю дорогу спим в кузове ГАЗ-66.

Домой попадаем без проблем – автобус до Барнаула, денег хватает как раз на билеты до Москвы, и через трое суток мы — на Казанском вокзале, с двумя пятачками на метро.

Байкал, 1996

Побывав на Алтае, мы убедились в том, что трое суток в поезде – совсем не страшно. И на следующий год решили поехать еще на сутки дальше – на Байкал. В те годы, когда – невозможно себе представить! – не было еще интернета, собирать информацию и планировать поездки было трудно, и мы ездили практически наобум – покупали карту на Кузнецком мосту, билеты на поезд – и отправлялись куда глаза глядят.

Билеты до Иркутска мы брали накануне отъезда, поэтому места нам достались интересные – два боковых плацкартных одно над другим в конце вагона. Но разве будет унывать структуральнейший лингвист? – всю дорогу азартно играем в балду, и четыре дня пути пролетают незаметно. Запомнились только прекрасные пирожки у бабуси на станции Агрыз.

Прибываем в Иркутск ранним туманным утром, идем на автостанцию, размышляя, куда бы направиться. Обнаруживаем, что через полчаса уходит автобус на остров Ольхон – туда и поедем! Автобус Иркутск – Хужир уже полон бурятами. Он идет медленно, часто останавливается посреди чистого поля, и пассажиры бросают в окошки мелкие монетки и сигареты, это языческий ритуал приношений «духам дороги». Туман рассеивается, выглядывает солнышко, мы любуемся мягкими зелеными холмами. Вот паромная переправа, и мы на острове.

В Хужире идем к пристани, вдалеке за низкими облачками виден материковый берег. Покупаем за копейки огромный кулек малосольного омуля – сегодня утром он еще плавал себе по Байкалу! – и отходим за окраину поселка ставить палатку. Берег просто потрясающий – широкая многокилометровая полоса песчаного пляжа, тут и там – сосенки, в прибое – полоса разноцветных камушков, и нигде ни души! Байкальская вода, правда, очень холодная, можно только окунуться и выскочить на берег, но на жарком солнышке тут же согреваешься.

На следующий день не торопясь гуляем по окрестностям Хужира. Обнаруживаем пещеру с загадочными надписями, выдающийся в воду мыс причудливой формы с чудесными бухточками по бокам, стадо фотогеничных коров на высокой скале. В Хужире находим единственную на тот момент турбазу, где можно попариться в баньке. Пока банька топится, расспрашиваем бурят о местных достопримечательностях и решаем на следующий день сходить на противоположную сторону острова.

С утра пораньше отправляемся налегке в поход на другую сторону длинного узкого Ольхона. Дорога идет лесистыми горушками, везде полно грибов, встречаются какие-то диковинные жуки. Минуем большое спокойное озеро, к вечеру выходим к противоположному берегу острова. Удивительно – здесь не видно ни туристских стоянок, ни палаток, ни домиков, но стоят одинокие большие крепкие качели. Материковый берег с этой стороны не виден, здесь Байкал похож на море. Дует ровный крепкий ветер, который ночью усиливается до такой степени, что чуть не сносит нашу палатку. К утру он стихает, и можно спокойно позагорать на каменных откосах. Возвращаемся в Хужир и еще пару дней валяемся в свое удовольствие на роскошном байкальском пляже, лакомясь малосольным омулем.

Пора уже нам двигаться дальше, но куда? Разглядывая карту, обнаруживаем напротив Ольхона на восточном берегу Байкала заманчивый полуостров Святой Нос, пожалуй, нам туда. Выясняем, что с пристани Хужира ходит ракета на другой берег, в город Усть-Баргузин. Расписания этой ракеты, правда, не существует, но нам везет – она приходит как раз в тот день, когда мы собираемся и выходим на пристань. Проплываем мимо удивительных ярко-рыжих скал, поросших странным лишайником.

Погода между тем портится, прибываем в Усть-Баргузин к вечеру под мелкой моросью. Ставим палатку в лесочке за окраиной, надеясь на улучшение погоды. Но увы! Утро встречает нас усиливающимся дождем и холодным ветром. Бесцельно и уныло бредем по улице Усть-Баргузина. Что делать – непонятно, в такую погоду пробираться на Святой Нос, где, возможно, нет никакого человеческого жилья, совсем не хочется. Все сильнее мерзнем, промокаем и унываем, как вдруг оборачиваемся на обращенный, видимо, к нам оклик: «Do you speak English?» «Ничего, можно по-русски», — отвечаем мы худенькому парнишке, принявшему нас за иностранцев из-за спортивных рюкзаков и ярких дождевиков. Да, в 1996 году на Байкале скорее можно было встретить иностранного туриста, чем русского. Володя – наш спаситель – оказывается сторожем турбазы, на которую приезжают иногда делегации иностранцев, но сейчас турбаза пустует. Он входит в наше бедственное положение и приглашает – бесплатно, по доброте душевной! – протопить баньку на турбазе, в ней же и переночевать. Вручает нам ключи, показывает дрова и удаляется. Не веря своему счастью, зажигаем камин, топим баньку, весь день стираемся, моемся, сушимся, вечером жарим в камине куриные ножки – заговенье на Успенский пост. До сих пор вспоминаем добрым словом Володю и желаем ему всяческого благополучия!

На следующее утро – яркое солнце! Бодро топаем по направлению к полуострову. Переходим речку Баргузин, вскоре останавливаемся перед шлагбаумом: оказывается, Святой Нос – то ли заповедник, то ли заказник, и попасть туда не так просто. Поодаль стоит грузовик, в который мужички закидывают какие-то мешки. Выясняем, что он едет в рыбацкий поселок на берегу Святого Носа, договариваемся с мужичками и незаметно забираемся внутрь. Ура! – минуем шлагбаум и едем по длинному красивейшему перешейку, потом через горы, на кончик Св.Носа. В поселке решаем не нарываться на неприятности и идем в контору лесничества. Оказывается, нужно просто заплатить небольшие деньги за посещение заповедника, причем егерь, видя нашу законопослушность, предлагает отвезти нас на моторке в совсем дикие красивые места. Высаживаемся на пустынном песчаном берегу, на который наплывают мелкие волнушки, на горизонте – горы и два острова – Лысый (голый, каменистый) и Лохматый (поросший лесом). Ставим палатку, остаемся тут на несколько дней.

На следующий день идем гулять вдоль Байкала. Пройдя километров 7 совершенно пустого побережья, натыкаемся на странный плавучий домик у берега. Оказывается, это такая мини-турбаза, куда привозят иногда на отдых всяких важных товарищей. Сейчас тут гостей нет, хозяин приглашает нас зайти. Внутри очень пафосно, красивая отделка, есть бар, в котором, правда, сейчас можно купить только шоколадку. Все это странным образом контрастирует с нетронутой природой вокруг. Неподалеку от домика обнаруживаем удивительное явление – горячие источники. Прямо около берега, рядом с холоднющим Байкалом, — ямки с горячей водой, в которую трудно даже окунуться! Но когда туда залезешь – быстро привыкаешь, и можно нежиться, как в ванне. Вокруг горячих источников живет множество крохотных ужиков. Хозяин турбазы рассказал нам, что это эндемичный вид змей, который обитает только здесь, на Байкале. На турбазе можно взять напрокат водный велосипед, и мы отправляемся в плавание за высокий обрывистый мыс. К вечеру возвращаемся на свою стоянку, к нам в гости приходит симпатичная собачка.

Она остается с нами те несколько дней, что мы проводим на берегу. Собираем грибы (их тут неимоверное количество), бруснику, ловим рыбу, бродим по окрестностям, любуемся закатами. Тут просто прекрасно! Когда мы уезжали из Москвы, нам в дорогу подарили пакетик орехов в шоколаде, на котором изображена страшно довольная толстая белка, держащая в лапах орешек. Иван говорит, что у меня на физиономии все время точно такое же выражение, как у этой белки. Но приходит пора собираться в обратный путь.

Обратно нам предстоит пройти пешком по горам те 15 км, что везла нас моторка. Дорогу мы не очень себе представляем, стараемся идти просто вдоль берега, пару раз забуряемся в какие-то болота, но в результате все же выбираемся к поселку. Пытаемся найти тут машину в направлении Усть-Баргузина, но тщетно. Придется и дальше топать пешком. Не жалеем об этом, потому что красота тут особенная. Ночуем на середине перешейка, утром просыпаемся в окружении табуна лошадей.

В Усть-Баргузине выходим на трассу в направлении Улан-Удэ. Рейсового транспорта тут нет, придется ловить попутку. Мы не мудрецы в автостопе, при всем уважении к этой науке пользуемся ей редко, только когда нет других возможностей. Машин мало, только где-то через час стопится серая Волга, в которой едет пожилой рассудительный бурят с супругой. Дорога идет по самому берегу Баргузинского залива, любуемся напоследок Байкалом, здесь берег каменистый, обрывистый. В Гремячинске бурят сворачивает к турбазе на берегу, мы остаемся на трассе, где безуспешно пытаемся стопить еще часа два. Вдруг со стороны Гремячинска выезжает знакомая серая Волга, и бурят приглашающе машет нам. Оказывается, на турбазе они быстро расправились с какими-то своими делами, и теперь едут домой – прямо в Улан-Удэ. Ура! Мы продолжаем прерванную два часа назад беседу, дорога сворачивает от берега в гору, и скоро мы оказываемся на вокзале Улан-Удэ. Поезд на Москву через час, билеты есть (на этот раз не боковые), даже денег на них хватает, и всего через 4 дня мы дома.

Кольский, 2006

Следующий раз мы отправились в большое путешествие ровно через 10 лет, в августе 2006 года. За это время мы «удвоили в пути небольшую семью», теперь с нами сын Миша 8 лет и дочка Маша 7 лет, и обзавелись машиной. Мы немало попутешествовали и в эти годы, но это все были поездки, которые не дотягивают до названия «большое путешествие», и о них речь пойдет в другой раз.

Итак, едем на машине на Кольский полуостров. Мы умеем, при необходимости, перемещаться без остановок на ночь: и мама, и папа – водители, пока один рулит, другой спит в разложенной машине, там же копошатся и живут своей жизнью дети. Но в начале путешествия торопиться не хочется. За первый день доезжаем до Новгорода, ставим в лесу палатки. Вокруг полно черники.

На следующий день делаем остановку в поселке Старая Ладога. Осматриваем древний монастырский комплекс, где идут раскопки, поднимаемся на высокий курган. Считается, что здесь находится могила Вещего Олега. Ночуем в лесу около Медвежьегорска.

Торопимся к Полярному кругу, но тут нас ждет приключение. Кончается бензин – на 160 км ни одной заправки! Не дотянули 5 км до деревни Лоухи. Полчаса уныло размахиваем на трассе воронкой, наконец нас выручает мужичок на «Газели», который налил нам бензина и даже денег не взял, попросил только попить воды. Фотографируемся у монумента «Полярный круг», подъезжаем к Кандалакше. Однообразный северный пейзаж внезапно меняется – вокруг море и горки! Проезжаем Умбу с ее резными домиками и деревянными тротуарами. Долго ищем место для палатки, мама, как всегда, нервничает, что время уже позднее. Вдруг понимаем, что можно не торопиться, потому что темно не становится – тут полярный день! Наконец по проселочной дорожке вдоль моря доезжаем до устья реки Хлебной и встаем так, как нам хотелось: в соснах, у речки, на берегу моря. Вокруг очень много грибов.

Утром, высунув голову из палатки, долго трем глаза и не можем понять, где мы находимся. Вчера мы ставили палатку на берегу моря, а сейчас тут моря нет! Это отлив. Как выясняется, он бывает каждый день, но сдвигается на 45 минут позднее. Идем гулять вдоль берега. Нашли норвежский поплавок от рыбацкой сети. Отлив открывает на берегу удивительной красоты камни, разводы песка, медуз и водоросли.

Знакомимся с рыбаками на тоне. Они зовут нас поехать в море за селедкой, когда придет вода. В ожидании прилива идем дальше гулять по берегу. Дети заходят по отливу далеко в море и залезают там на высокие камни, а папа пока разводит костер на сыром песке. Вдруг начинается стремительный прилив. Вода прибывает прямо на глазах! Детям приходится прыгать в воду, а папин костер с шипением гаснет под потоками морской воды.

Когда море окончательно поднимается, отправляемся с рыбаками за сельдью на большой лодке, которая называется карбас. В первой сети обнаруживается только одна рыба – пинагор, удивительного вида: синий, с зеленым брюхом, покрыт твердыми шипами. Он несъедобный, налюбовавшись на него, отпускаем его в море. Селедки сидят в специальном морском садке. Нам их начерпали и подарили целых 10 кг, несмотря на наши возражения. Вечером сколько могли пожарили и съели, остальное пришлось засолить и возить с собой в кастрюле почти до конца путешествия.

С утра опять гуляем вдоль отлива по красноватым расслаивающимся камням. Дети являют собой иллюстрацию известным строчкам: «Я ломаю слоистые скалы — в час отлива на илистом дне». Любуемся водорослями и ракушками, лежащими на берегу.

Собираемся и едем в дальнее село Варзугу. Движемся медленно, т.к. асфальт вскоре превращается в разъезженный тракторами проселок, по которому быстрее 40 км/час не поедешь. Дорогу внезапно перебегает лиса! А за ней два лисенка! Пока останавливались, выскакивали из машины и доставали фотоаппарат, они, конечно, успели скрыться в норе.

В селе Варзуга – известный деревянный шатровый храм. Но он закрыт, так что на воскресную службу следующим утром идем в другой маленький храм поблизости. После службы переправляемся на лодке на другой берег реки Варзуги. Село на том берегу удивительно тем, что тут нет машин – они сюда просто не могут проехать! Улицы заросли высокой травой, люди ходят по узеньким тропинкам или деревянным настилам на песке. Село вполне жилое, здесь крепкие дома, есть магазин, даже восстанавливается большой деревянный храм. Отправляемся через лес к роднику, где дети бесстрашно обливаются ледяной водой. Мама с папой не решаются – боятся не столько холодной воды, сколько комаров, которые собираются тучами. На обратном пути собираем голубику и морошку.

Вернувшись на другой берег к машине, отправляемся в село Кузомень. Лес заканчивается, и перед нами открывается настоящая пустыня, дорога превращается во все более глубокие колеи по песку. Мы не привыкли отступать и смело движемся вперед, надеясь на полный привод, но в какой-то момент наша верная Субара буксует, пахнет горелым сцеплением, и мы наглухо застреваем в куче песка. Вечереет, до горизонта – вода и песок, до человеческого жилья – километров 10, становится грустно. Папа безнадежно ковыряется под капотом, но тут – ура! – к нам приближается, спокойно переваливаясь по песку, здоровенный джип. Это оказывается семья москвичей, которые тоже путешествуют по Кольскому полуострову, они журналисты, тут же находят с папой каких-то общих знакомых. У них есть нужные инструменты, и вот наше сцепление в порядке, машина вытащена из песочной кучи и повернута носом в обратную сторону, детям на прощание дарят здоровенный аметист, найденный нашими новыми знакомыми неподалеку, на мысу Корабль. Возвращаемся к лесу, ставим палатки. Детям счастье — катаются с песчаных гор и роют в них норы. Вечером в реке прыгает крупная рыба. Но мы не поймали ни одной.

Не смогли проехать на машине – наутро идем в Кузомень пешком. Идти по глубокому песку трудновато, особенно детям. Половину дороги нас подвозит ГАЗ-66, и вот мы в Кузомени. Это деревня посреди самой северной пустыни мира. Она вся стоит в песке, ходить можно только по деревянным тротуарам. Над колодцами сверху построены домики, чтобы не засыпало песком. Деревня обжитая, много красивых резных наличников и заборчиков.

Отправляемся дальше, к устью Варзуги, это еще 4 км по песку. Здесь скопилось множество вездеходов, которые ждут, чтобы паром перевез их по высокой воде на другой берег. Оттуда на них поедут ловить рыбу в дальние недоступные деревни – Чаваньгу и Чапому. В устье Варзуги – сотни птиц разных неведомых видов. Миша заметил птенца полярного крачика. Он еще не умеет летать, только бегает и громко кричит, широко разевая клюв. Бело-коричневый пушистый комочек.

Там, где Варзуга впадает в море, стоит затонувший корабль. Дети залезают и бегают по нему, играя в пиратов, а потом снимают куртки, шапки и лезут купаться в море. Прибой и яркое солнце над горизонтом. «О, счастье быть Муми-троллем, который пляшет под лучами солнца среди зеленых волн!»

На обратном пути сильно устаем, добираемся до леса уже из последних сил. За этот день прошли больше 15 км по песку.

На следующий день выезжаем с Терского берега в направлении Кандалакши. Заезжаем на мыс Корабль, здесь раньше добывали аметисты. Гуляем по красно-фиолетовым скалам, среди которых попадаются камешки с аместистовыми вкраплениями. Самые чистые и красивые кристаллы получаются, если найти большой камень с фиолетовым верхом и разбить его другим камнем. Тогда фиолетовая шапочка рассыпается на множество чистых прозрачных кристаллов. Попадаются еще камни с удивительными фиолетовыми узорами.

По дороге заезжаем в село Кашкаранцы, на берегу здесь военно-морской маяк. В селе – старинный храм под крышей без купола. Постоянных служб еще нет, но храм активно восстанавливается. Сейчас здесь красит пол женщина, приехавшая издалека специально, чтобы потрудиться на восстановлении храма. Она рассказывает нам, что недавно здесь обнаружили под спудом мощи трех иноков.

Неподалеку от Кашкаранцев на берегу – часовня преподобного Безымянного инока Терского. В семнадцатом веке рыбак обнаружил на берегу тело монаха в облачении. Имя его установить не удалось: в окрестных монастырях за последние месяцы никто не пропадал. Монаха отпели и похоронили на берегу. И после этого на его могиле стали совершаться чудеса. Теперь это – местночтимый безымянный преподобный святой.

Ночуем в Кандалакше в гостинице, в цивильных условиях, по которым успели соскучиться. Отмываемся, наряжаемся, идем в ресторан при гостинице, поражающий нас вкуснотой и дешевизной. Напротив гостиницы – магазин бытовой техники с удивительным названием «Феолент».

Теперь едем в направлении Хибин. По дороге заезжаем в заполярный ботанический сад. Он поражает обилием цветов и разных удивительных растений. В августе здесь цветет сирень! А в оранжерее – пальмы, кактусы, лианы. И это все – за Полярным кругом.

Проезжаем Апатиты и Кировск, впереди, за большим озером, видны высокие горы. На карте нарисована проселочная дорога в нужном направлении, но на практике она похожа на каменистую осыпь с крупными валунами. Решаем рискнуть и потихоньку продвигаемся все дальше в горы. Постепенно папа за рулем осваивается на этой дороге и лихо преодолевает преграды в виде горных речек, пересекающих наш путь. Удивительно, но впоследствии мы встретим на этой дороге не только джипы и УАЗы, но и несколько обычных легковушек, в том числе, простую девятку. Проехав таким образом часа два, останавливаемся около указателя «Красивый водопад», что полностью соответствует действительности. Ставим поблизости палатку на берегу ручья. Вокруг столько черники, что съесть все собранное не можем, приходится варить варенье.

Утром отправляемся в поход. Идем на перевал Расчорр горы Кукисвумчорр. Любуемся снежником, горным озером, неизвестными желто-красными цветочками на его берегах. Ночевать идем на контрольно-спасательную станцию, где для нас топят баньку, после парной прыгаем в ледяной ручей, который течет со снежных вершин. Вечером поем песни под гитару вместе с туристами, живущими на КСС.

По дороге с Хибин останавливаемся, чтобы залезть на снежник. Играем в снежки, дети катаются с горки, как зимой. Едем смотреть на семью северных оленей. Нам про них рассказала хозяйка гостиницы на КСС – этих оленей завели ее родственники, чтобы катать своих детей. У оленей просто удивительные рога – они теплые, мягкие и чуть пушистые, как бархатные. Такими они будут до осени, пока растут, а потом станут твердыми, костяными. К весне олени сбросят рога, и начнут расти новые. Олени пугливые и нежные, дети кормят их ягелем.

К вечеру приезжаем в поселок Ловозеро, это центр саамской культуры. Ночуем в гостинице.

Лапландцы – лопари – саами – очень малорослые и забавные, ростом чуть повыше наших детей. Идем в ловозерский саамский музей, там представлена вся история жизни лопарей. Вот огромный валун с петроглифами, привезенный на санях с самого восточного носика Кольского полуострова – из Поноя. Вот настоящий плакат 20-х годов: «Выбирай в туземный совет трудящихся, не пускай шамана и кулака!» Вот множество фотографий начала ХХ века с изображением лапландцев и их жилищ.

По музею можно бродить долго, но нам уже пора – мы договорились с местным пареньком Андреем, что он отвезет нас на моторке через все Ловозеро к священному саамскому озеру – Сейдозеру. На озере ледяной ветер и временами начинается дождь. Плыть долго, больше часа, но мама и дети не мерзнут, потому что сидят на оленьей шкуре (потом мы эту шкуру купили за 200 рублей). До Сейдозера надо идти пешком через перешеек. Оно расположено на границе Хибин в окружении очень красивых гор, но мы их, к сожалению, почти не видели из-за низких облаков. С Сейдозером у саами связано множество поверий и легенд, это место для них священное. Здесь особенная природа – много больших деревьев и южных трав, похожих на папоротники. А по берегам соседнего Ловозера – елки-спички и начинается тундра. Долго гуляем по берегу Сейдозера, разглядывая удивительные валуны.

На обратном пути Андрей завозит нас в гости к деду Анатолию Иванычу, живущему на берегу Ловозера. Он поит нас чаем и рассказывает о своей жизни. Он русский, даже с юга – казак. Живет в ловозерском лесу все время в самодельном домишке из досок и рубероида – и это в кольскую зиму! Картошка у него растет в лесу, среди черники. Говорит: «Жена у меня умерла, дети уехали, а я природу люблю…»

Вечером садимся в машину и уже ночью пересекаем полярный круг в южном направлении. На этом рассказ о путешествии по Кольскому можно было бы закончить, если бы у него не оказалось неожиданное продолжение. Мы торопимся домой, едем без остановок, сменяя друг друга за рулем. Позвонив следующим вечером домой из Ярославля, неожиданно выясняем: обстоятельства складываются таким образом, что у нас появилась еще целая свободная неделя! Очень жаль, что мы не знали этого накануне, тогда бы мы поехали, конечно, не домой, а в Мурманск, к Ледовитому океану. Посовещавшись, решаем: мы достаточно намерзлись на Кольском, надо теперь погреться. Тормозить не будем, вперед, на юг, на Ахтубу! Заехав на час домой, выгружаем оленьи шкуры и теплые куртки, берем побольше удочек, и, обогнув Москву по МКАД, выезжаем на знакомую М6. Следующим вечером ставим палатку на берегу Ахтубы, поражаясь тому, что можно ходить без куртки и спать без шапки. За двое суток проехали почти 3000 км. И еще целую неделю отогреваемся в астраханской жаре, ловя щучек и судачков.

Наталия
07/02/2009 18:58

Источник