От Сивы до Асуана или чудеса Египта

июнь 2004

Самолет приземлился. В Каире два часа ночи. Я на минуту задумываюсь, а пустят ли меня в страну… такие разные «слухи» ходили о прохождении паспортного контроля именно в Каире… но потом устало отпускаю мысль в пространство. В моем паспорте вереница «арабских» виз, после посещения Марокко, Сирии и Иордании за последний год. Чем египтяне «хуже» — тоже поставят :)

В школьные годы я «болела» Египтом, точнее историями о фараонах, пирамидах, Каирском музее… Каждое воскресенье я посещала лекции по египтологии в местном доме ученых и мечтала – мечтала увидеть чудеса Египта своими глазами. Да, было еще одно забавное ощущение – меня переполняло сочувствие к моим сверстникам в загадочной «стране фараонов».:) «Как им, наверное, трудно, бедненьким, учить свою длиннющую запутанную историю,- переживала я, пыхтя над книгами о Древней Руси, — вот наша такая «короткая», а и то- поди разберись! :)…» Думаете, какой первый вопрос я задала своему новому знакомому египтянину на первом курсе университета? Правильно! :) Он сначала опешил, а потом начал от души хохотать… Да не учат они в Египте древнюю историю, и не знают, как звали фараонов и когда заканчивается Среднее и начинается Новое Царство… Современным египтянам хватает истории Ислама и переполненного событиями 20го столетия! «Сочувствие к сверстникам», а за ним и юношеские мечты о Египте улетучились в одночасье… Прошло десять лет.

Я еду на такси по ночному Каиру и наслаждаюсь городом, окутанным покоем и безмолвьем. Пытаюсь представить, каким сумасшедшим он будет завтра утром. Бросается в глаза архитектура мечетей, очень отличная от Сирии и Иордании. В Каире мечети поднимаются несколькими куполами, и, если бы не минареты, пожалуй, походили бы на наши церкви. Таксист, видя, что мне интересно, показывает разные здания и дает комментарии. Наконец, мы въезжаем на площадь Мидан Тахрир – сейчас, в 3 часа ночи, это огромное и совершенно пустое пространство, залитое светом десятков фонарей. Я вижу знакомое здание Каирского музея. Моя гостиница, забронированная по интернету, находится тут же за углом. Хочется ехать кататься дальше по пустому и загадочному городу, но усталость и мысль о завтрашнем раннем подъеме берут свое.

Метро

Утром первое знакомство с Каирским метро: толпы народа, всеобщая спешка и суета. Я нахожу кассу, и, помня, что нужно как можно скорее разжиться мелкими купюрами, протягиваю кассиру 50 фунтов. Назад, вместе с билетиком, мне выдают целый «ком» бумажной массы, точнее и бумагой это уже назвать сложно – это грязные и потертые до неузнаваемости банкноты в 1 и пол-фунта! «Зато теперь будет чем бакшиш давать!» — утешаю себя. Наскоро все это пересчитав и с третьей попытки рассовав по карманам, я устремляюсь на платформу. В метро первые два вагона поезда отведены исключительно для дам. Я долго бреду с рюкзаком в начало платформы, они там весьма длинные. Втискиваюсь в переполненный вагон, осматриваюсь и понимаю, что все женщины до единой едут в платках и у всех до кистей закрыты руки. Я одна в футболке. Раньше мне просто не приходилось видеть такое скопление арабок в одном месте, и, хотя жарко, хочется одеть еще и кофту. Следующее «понимание» происходящего наступает через 5 минут, когда мы останавливаемся на станции и оказывается, что я еду не в ту сторону. Приходится спешить. Мой поезд в Александрию уходит меньше чем через полчаса, а я нахожусь дальше от вокзала, чем 10 минут назад. Выйдя из метро, снова купив билетик и найдя нужную платформу, я уже не стала бежать в начало поезда, а заскочила в совместный вагон. Что удивительно, места в нем оказалось гораздо больше, точнее вокруг меня образовался комфортный вакуум, потому что мужчины боялись меня толкнуть и жались в разные стороны.

Александрия (Алекс)

Поезда до Алекса ходят отличные – чистые, с кондиционерами и туалетами. По вагонам развозят горячие напитки и закуски. Ехать чуть больше 2х часов.

Я сразу знала, что Александрия мне очень понравится. Город наполнен солнцем, шумом моря, цокотом копыт, перезвонами трамваев и ароматом кофе. В Александрии, завернув на очередную улочку старого города, вдруг ясно представляешь себя в первой половине 20го века, когда этот город был излюбленным центром творческой интеллигенции из разных стран, и 40% его населения составляли иностранцы.

На вокзале я взяла вместо такси пролетку, запряженную лошадью, и покатила по узеньким и очаровательным улицам в свой отель на берегу моря. Выбор отеля был случайный и удачный — гостиница Крийон со старой отполированной мебелью, скрипящими полами, менеджером в золотом пенсне, излучающим шарм и достоинство. Меня попросили подождать 10 минут, пока убираются в комнатах с видом на море. И вот распахиваются двери, я выбегаю на балкон и вижу лазурное море и безконечный Корниш – набережную Александрии, которая тянется вдоль всего города на 20 километров.

Обустроившись, первым делом отправляюсь в магазин мобильной связи и покупаю египетскую симкарту. Стоит она около 15ти долларов и еще столько же за предоплату звонков.

Из достопримечательностей в Александрии я посетила Катакомбы – большое захоронение римского периода, случайно найденное в начале 20го века, когда ослик одного из местных крестьян неожиданно провалился под землю. В Катакомбах в некоторых гробницах сохранились прекрасные росписи и статуи. Туристов никого не было, и я бродила одна по узким подземным коридорам и любовалась узорами на стенах. После катакомб я зашла еще взглянуть на столб Помпея – 30ти метровая колонна из розового мрамора. Затем опять вскочила в пролетку и покатила в александрийскую библиотеку. Ездить по улицам в пролетках, запряженных лошадьми, очень приятно – есть время посмотреть по сторонам. Еще можно почувствовать себя «королевской особой», потому что на всех улицах люди, и стар и млад, машут тебе руками, улыбаются и кричат приветствия. Так что приходится тоже всем улыбаться и махать ручкой. Ну чем, спрашивается, не королевский выезд!? Кстати, в Алескандрии местное население очень дружелюбное – туристов там мало, поэтому люди с искренней радостью и интересом реагируют на случайных иностранцев.

Новоя александрийская библиотека, открытая в 2002 году, уже стала достопримечательностью и символом города. Она напоминает о временах, когда александрийская библиотека славилась на весь мир, а корабли, заходившие в городскую гавань, были обязаны сдавать все рукописи, находившиеся на борту, для изготовления копий. На куполе современной библиотеки можно увидеть надписи на любом языке нашей планеты. Внутри огромное светлое пространство, очень современно оборудованное – десятки компьтеров и различная другая техника. Случайных посетителей (туристов), из них процентов 90 египтян, пока гораздо больше, чем читателей. Внутри Библиотеки есть несколько выставок. Мне особенно понравилась выставка «Виды Александрии», в которой через старые карты, гравюры, картины и фотографии показано развитие планировки и архитектуры города в разные эпохи.

Библиотека находится прямо на набережной. Я решила вернуться в гостиницу пешком, чтобы понаблюдать за жизнью александрийского Корниша: рабачащие на валунах мальчишки, влюбленные парочки, сидящие спиной ко всему остальному миру, матроны, окруженные стайками детей, и раскуривающие шишы старики, смотрящие в морскую даль немигающими глазами. Говорят, что вся жизнь города протекает на Корнише. И я тоже собиралась провести здесь свой вечер.

В семь часов мы договорились с Валидом ужинать в одном из знаменитых рыбных ресторанов. С Валидом я, как всегда, познакомилась в интернете. Он искренне мне признался, что даже вчера, когда мы, сидя каждый в своем офисе, договаривались о времени и месте встречи, он не верил, что я действительно приеду. Думал, что все это шутка.:) Но как же можно было не приехать! Такой изумительный рыбный суп, и огромные жареные филе, и рис с морепродуктами, и кальмары на гриле… Пожалуй, правы были те люди, которые говорили, что приехав в Александрию, самое главное – это поесть в рыбном ресторане! :) После ужина мы едем кататься по городу. Валид очень любит Алескандрию и не хотел бы жить ни в одном другом городе на земле. Мы смотрим новый красивый мост, построенный прямо через морскую бухту и облегчающий транспортную развязку на набережной. Все кафешки вдоль моря полны людьми, мы тоже садимся и, конечно же, курим шишу и говорим о жизни. Когда я отвлекаюсь и смотрю на часы, то уже час ночи! По «программе» Валида мне еще непременно нужно посмотреть сады и дворец Монтазах в 15ти километрах за городом. Мы едем туда. Сады хорошо подсвечены, территория огромная и очень красивая. Во дворце сейчас находится резиденция президента, и туда публику не пускают. Мы бродим вокруг, наполненные ароматом цветов, лунными морскими пейзажами и ощущением сказки. Я уже позже прочитала, что сады и дворец Мантазах были постоены по аналогии с некоторыми дворцами в Марокко. Марокко – одна из моих любимых стран, потому что меня там повсюду окутывало ощущение сказки, и в Мантазах я его неожиданно опять почувствовала. Уже глубокая ночь и пора возвращаться. Валид решил купить мне цветов. В огромном цветочном магазине, прямо под открытым небом, действительно нашелся служащий. Но цветов он нам не продал, сказал – завтра приезжайте. Валид не сдался и, заехав в аллею потише, слазил на клумбу и вернулся с благоухающим букетом.

Утром я опять проснулась рано. Завтрак на терассе с видом на море, крепкий кофе и утренний соленый ветерок придали мне бодрости и сил. Я решила заняться своим любимым делом – поехать кататься по Александрии в пролетке. Мы двинулись к форту Кетби – место, на котором когда-то возвышалось одно из семи чудес света – Александрийский маяк. Место замечательное – со всех сторон окружено водой, с красивыми видами на бухту. Форт Кетби похож на игрушечный замок, в нем сейчас находится морской музей. Покатавшись пару часов по городу, я еще успела перекусить в кафе перед дальней дорожкой.

Дорога

Станция автобусов Вест Дельта. В два часа дня отсюда отправляется прямой автобус на Сиву. Никто точно не говорит, сколько ехать, но вроде к полуночи должны добраться. Наблюдаю за людьми, садящимися в автобус. В основном мужчины, многие в традиционной бедуинской одежде, всего несколько женщин, полностью закутанных в черные шали. На мнгновение поддаюсь панике – куда это я еду! Всплывает в памяти разговор с папой перед поездкой.

— Пап, после Александрии я поеду в Сиву. — Сива? А это что такое? И где? — Да это оазис в Западной пустыне. Он вообще-то далековато, часов 9-10 на автобусе из Алеска добираться. Но говорят, просто волшебное место. Там еще знаменитый оракул жил, к которому Александр Македонский ездил, чтобы подтвердить свое «фараонское» происхождение. — А, этот оазис. Да, я знаю, тогда все понятно. Но ведь это очень далеко! Александр Македонский, кажется, чуть не загинул пока туда добирался…

Почему-то становится смешно, вспоминая наш диалог. Представился Александр Македонский, плутающий в песках великой пустыни. А теперь есть дорога и современный автобус, и я скоро увижу еще одно волшебное место на планете! Ободренная такими мыслями, я с легкой душой занимаю свое место.

«Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается… хахаха.» Такая запись появилась в моем дневнике ближе в полуночи, когда наш автобус опять встал с очередной поломкой. На этот раз нас попросили выйти, так как, очевидно, это надолго. Мы были уже в пустыне, но до Сивы оставалось еще 200 километров, то есть больше трети пути. Поломки начались уже через час после отъезда из Алекса. Мы время от времени останавливались, шофер с кондуктором вылезали и колдовали с мотором. Пассажирам при этом что-то сообщалось на арабском языке. Я ничего не понимала, но каждое объявление заканчивалось неизменным «Иншалла» — «Все в воле Аллаха», мне и этого было достаточно. По мере продвижения по трассе и очередных поломок, пассажиры начали покидать автобус. Некоторые маленькими группами уезжали на такси, часть людей, ехавших до какой-то деревни, подобрал микроавтобус, остановившийся узнать о серьезности наших проблем. Последний «исход» произошел в городе Матрух, который мы проехали минут 40 назад. Кажется, большинство людей решило там ночевать, не надеясь, что наш автобус куда-нибудь сегодня доедет.

Итак, мы выходим из автобуса – прекрасная звездная ночь в пустыне. Я пересчитала, нас осталось 12 человек, плюс водитель с кондуктором. Я единственная дама и, конечно, единственная иностранка. Водитель смотрит на меня с болью в глазах – такое впечатление, что если бы не я, он оставил бы всех остальных местных оболтусов ночевать в пустыне. Им не привыкать. Несколько человек из нашей группы отошли молиться и используют песок вместо воды для омовений. Я болтаю с солдатиком, молодым парнем из Алекса, несущим службу в песках на египетско-ливийской границе. Он говорит, что за всю жизнь в Алексе ни разу не был в Сиве. А когда попал туда на службу, был удивлен и поражен, какое же красивое это место!

Наконец, из Матруха приехал механик. И не прошло и часа, как мы отправляемся дальше. Я смотрю на звезды, а потом неожиданно засыпаю под вой египетской музыки. А когда снова открываю глаза – на часах 3 ночи, и мы въезжаем в Сиву!

Сива

Сива – это такое расслабляющее место… меня до сих пор туда тянет вернуться… чтобы еще раз проехать на велике по тенистым пальмовым дорожкам огромного оазиса; полюбоваться дюнами; покачаться в гамаке на берегу соленого озера, потягивая мятный чай и наблюдая как огромный солнечный шар опускается за горизонт; понежиться в горячей воде минеральных источников под бескрайним небом, усыпанным звездами… Место, где хорошо отдыхать душой. Однако, искателей «затерянных уголков» Сива разочарует. Влияние туризма и цивилизации уже чувствуются на каждом шагу. По улицам разъезжают джипы внедорожники, готовые везти вас куда угодно и когда угодно. Из-за небольших размеров поселка иностранцев вокруг неожиданно много – большинство приезжают организованными экспедициями, но есть и самостоятельные путешественники.

Я поселилась в гостинице Palm Trees – очень уютный отель с огромным тенистым пальмовым садом, где так приятно посидеть с книжкой в послеобеденный зной или лениво позавтракать вкуснейшими блинчиками с бананом. Номера стоят от 2х до 4х долларов за комнату, в зависимости от того, с душем она или без. Мой балкончик выходил прямо на развалины форта Шали. Очень напоминает касбахи в Марокко. Тоже сделан из земляных кирпичей, поэтому кажется, что стены и башни просто растут из земли, карабкаясь ввысь по склону холма. До недавнего времени в форте еще жили люди, но его постройки сильно пострадали от ливневых дождей и сейчас продолжают разрушаться. Тем не менее вид у форта очень внушительный, а ночью, с подсветкой, – просто великолепный.

В первый день я взяла напрокат велосипед и покатила исследовать оазис. Сначала мой путь лежал на гору гробниц (Джебель аль-Мавта). Снаружи это место не так впечатляет, как «Долина гробниц» в Пальмире, но тоже есть на что посмотреть. Все интересные гробницы закрыты на замок, поэтому нужно найти смотрителя, и он будет открывать вам одну гробницу за другой – в них сохранились росписи на стенах, статуи и даже пара мумий. Больше туристов не было, поэтому смотритель пригласил меня попить чаю. В Египте пьют обыкновенный крепкий черный чай. Иногда, выпив по чашке, заваривают снова, но уже с мятой. Я выпила, наверное, чашки четыре и подумывала, как бы покультурней распрощаться, но тут появилась группа египетских туристов из Александрии, и смотритель бросился снова открывать гробницы. Туристы очень оживились, завидев меня, и несколько человек попросили позволения сфотографироваться со мной на фоне горы.

Дальше мой путь лежал к Храму Оракула, со стен которого открываются прекрасные виды на оазис и окружающую его пустыню. Это как раз тот самый Оракул, ради пророчеств которого совершил путешествие в Сиву Александр Македонский. Где-то я прочитала, что Александру так понравилось в Сиве, что он попросил его там захоронить. Недалеко от храма расположены купальни Клеопатры – бассейн с горячей минеральной водой. Поскольку бассейн находится в непосредственной близости от жилищ местных жителей, дамам, да еще в одиночестве, купаться там путеводители не советуют. Я еду дальше – к горе Джебель Дакрур, на ее склонах видны развалины глинобитных построек – какая-то покинутая деревенька. А с вершины горы – опять широкая панорама, охватывающая целый оазис с одной стороны, и два соленых озера посередине пустыни с другой. Между озерами тянется дорога, уходящая вдаль, в бескрайние пески. Эта дорога ведет в другой оазис – Бахария. Общественный транспорт туда не ходит, но несколько раз в неделю очередной джип внедорожник проделывает путь в 8-10 часов, соединяя два оазиса. Я смотрю на дорогу, уходящую за горизонт, и думаю, как бы мне найти такой джип, да еще и не платить за него полную стоимость переезда (примерно 700 фунтов), а сторговаться подешевле. Ну поживем – увидим.

Еду еще кататься по оазису. Местные жители в основном передвигаются на телегах, запряженных лошадьми, или, как и я, на велосипедах. Все со мной здороваются, улыбаются, а дети просто с ума сходят, завидев меня. Мимо проехал огромный трактор, остановился, вернулся, и водитель вылез и пожал мне руку. Я едва удержалась, чтобы не расхохотаться, и представила, как такое возможно происходит с каким-нибудь иностранцем в глухой сибирской деревне. Ближе к закату я решила доехать до очередного соленого озера, с берега которого особенно хорошо наблюдать закат, сидя в кафе за чашечкой чая или качаясь в гамаке. Там тоже есть горячий источник и бассейн, и вокруг совсем безлюдно. В кафе познакомилась еще с двумя туристами на велосипедах – парнем из Англии и девушкой из Чехии. Они путешествуют по Египту уже 6 недель, и оба рисуют картины. Очень интересно было посмотреть их зарисовки, сделанные за день, и рассказать, что мне в свою очередь понравилось. Совсем уже на закате неожиданно в кафе появились «старые знакомые» — туристы из Александрии. Завидев меня опять, они оживились еще больше. Как мне объяснил папаша одного из семейств, члены группы, не успевшие со мной сфотографироваться утром у горы, весь день локти кусают… Ну что тут будешь делать, пришлось снова на время стать достопримечательностью Сивы. На 10м снимке на фоне заката, я поймала на себе изумленные взгляды Мэта и Катки… «Неужели с вами такого не происходит?!» — в свою очередь удивилась я. Те замотали головами. «Ну а со мной – так обычное дело!» — и вспомнила свою фотографию в окружении сорока улыбающихся до ушей вьетнамских туристов в Хуэ, которую мне даже прислали потом домой, как и было обещано.

Вечером мы ужинаем в самом классном ресторане в Сиве при гостинице Шали Лодж. Гостиница построена в стиле местного глинобитного дома, очень уютная и красиво оформленная. На крыше под звездным небом расположен ресторан. Еда и обслуживание великолепные – пожалуй, самый вкусный и приятный по атмосфере ужин за всю поездку.

Утром следующего дня я ленюсь. Читаю Апдайка в тенистом пальмовом саду, пью чай, иду на прогулку в город. На центральной площади кипит жизнь – бойкая торговля, разгуливают мужчины в длинных рубахах, проносятся, поднимая клубы пыли, мальчишки на великах. На улице меня окликают – это же водитель моего автобуса с кондуктором… и опять возятся у мотора! Хитро смотрят на меня и интересуются, не надо ли мне назад, в Александрию. У меня округляются глаза, а они задорно хохочут, я вместе с ними. Нет уж, увольте. Поднимаюсь на вершину холма, на котором находятся развалины Шали, и опять любуюсь видами на оазис и на дюны вокруг.

В два часа дня я договорилась поехать на экскурсию на джипе вокруг Сивы. Вернувшись в гостиницу, встретила радостного менеджера, который сообщил, что прибыла машина с туристами из Бахарии и сейчас же поедет назад. Если я хочу поехать, то он позовет водителя, чтобы я договорилась о цене. Все как-то неожиданно завертелось. Не хотелось уезжать из Сивы, но в то же время хотелось ехать дальше, в Бахарию. Решила для себя, что если водитель согласится на половину своей начальной цены за поездку, то я поеду; если нет – то тем лучше. С такими установками торговаться даже слишком легко. Водитель сначала предложил отвезти меня за 500. Потом цена стремительно упала и дошла до 300. Дальше водитель почему-то снижать не хотел, и я уже пожала плечами – значит не судьба. И тут он с видимой болью на лице выдавил 250 и протянул руку. Мне осталось только ее пожать и бежать собирать вещи.

Снова Дорога

Дорога из Сивы в Бахарию через Западную пустыню… это… песня. :) Дороги как таковой практически и нет, транспорта на ней тоже нет, но зато попадаются полицейские патрули, которые искренне радуются каждой машине, пытаются вас задержать подольше, зовут на чай и стреляют сигареты. Иностранцам для проезда по этой трассе нужно специальное разрешение – оформляется в местном полицейском участке в Сиве в течение нескольких минут. Нельзя сказать, что дорога очень красивая, но она нескучная. Встречаются соленые озера и горячие источники, равнинаая местность сменяется холмистыми и скалистами ландшафтами. У нас переезд занял около 9ти часов с парой остановок на чай и на обед. На обед мы встали на берегу озера, я пошла помочить ножки и, не доходя воды, провалилась в мягкий ил – сначала по колено, но, наверное, там бы дело быстро пошло и дальше – пришлось упасть на землю и по-пластунски выползать из этой «трясины». Те еще приключения. Хорошо что тут же бил горячий источник, в котором я помылась прямо в одежде, и она моментально высохла. Махди, мой водитель, оказался веселым малым – распевал песни всю дорогу, рассказывал мне о красивых местах в пустыне, за 10 минут приготовил отличный обед. Пока мы ели, к озеру на заправку водой подъехали два водовоза, шоферы тоже присоединились к трапезе и получился этакий импровизированный пикник на природе.

В Бахарию мы въезжали уже в темноте. Махди поинтересовался, в каком отеле я хочу остановиться. Как насчет Аль-Бешмо Лодж? «Хорошие у тебя вкусы!» — захихикал Махди – «это самый дорогой отель в Бахарие между прочим.» Я ему сообщила, что знаю, сколько хочу заплатить (10 долларов, вместо 25ти, указанных в путеводителе) и, если не договорюсь, то поедем еще куда-нибудь. Махди, видно вспомнив наши утренние торги, посмотрел на меня с уважением и сообщил, что знает владельца отеля. Мы заехали в гости к милому толстому Лотфи, который напоил нас чаем, познакомил со своей семьей, а потом пыхтя позвонил на ресепшн и попросил поселись русскую девушку, которая сейчас подъедет, за 10 долларов. Должна сказать, что и 25ти за такой номер было бы не жалко. Очень красивые бунгала со всеми удобствами, стильно оформленные, красивая территория, бассейн с минеральной водой под открытым небом… Одним словом, выбор был сделан правильно. Вечером я познакомилась за ужином с какими-то местными ребятами, и мы вместе пошли курить шишу в кафе. Египтяне курят более крепкий табак, чем в Сирии или Иордании, и угли кладут прямо на табак, а не на фольгу. Я пару раз затянулась, и с непривычки голова пошла кругом. Но всегда можно заказать и обычную яблочную шишу – для «слабачков». Опять разговоры о семьях, о пустыне, о религиях… теплая ночь, сидеть бы так и сидеть. Ближе к полуночи перед кафе останавливается джип и оттуда вылезает менеджер моего отеля: «Мадам, уже поздно. Вы не устали? Давайте я Вас отвезу.» Намек понят. Я со всеми прощаюсь и возвращаюсь в гостиницу. Не успела коснуться головой подушки, как тут же заснула.

Пустыня

Утром мы опять встречаемся с Махди – договорилась с ним поехать на два дня в пустыню с ночевкой. Вокруг Бахарии есть черная пустыня и белая пустыня – обе очень красивые и необычные. Черная пустыня – вдоль дороги поднимаются холмы, покрытые слоем черного базальта. Мы останавливаемся у горы-пирамиды, и я иду на штурм. Солнце палит, джип внизу постепенно превращается в маленькую точку, черные камни катятся из-под ног. Я делаю последнее усилие и уже перевожу дух на верху. Ух ты! Вид завораживает – черные безжизненные сопки тянутся до горизонта… Мне кажется, что я на другой планете. Но на какой?

Дальше я хочу заехать в оазис Фарафра – это один из маленьких оазисов в 150 км от Бахарии и, как я слышала, он наименее подвергся влиянию туризма. По дороге мы еще сворачиваем в пустыню и подъезжаем к горе кристаллов. Такая же гора есть у самой дороги, но там кристаллы уже все собрали. На «нашей» же горе склон сверкает яркими молниями – это солнце отражается в больших кристаллах, лежащих вокруг. Махди находит красивый кристалл и вручает мне на память. Ну уж нет, зачем он мне – пусть лучше лежит здесь и радует глаз тех, кто приедет после нас.

Фарафра – очаровательный оазис. После всех моих переездов по пустыне за последние 3-4 дня, мне показалось, что он неимоверно далеко от всего, так сказать «зарыт» в песках. Хотя, конечно, это не так. Посередине оазиса находится прекрасный музей работ местного скульптора и художника Бадра. В своем творчестве он изображает картины из жизни оазиса. Музей очень уютный – играет приятная музыка, сам Бадр сидит в тенистом прохладном дворике и вырезает очередную фигуру из дерева. Вся экспозиция сделана с любовью и чувством юмора. А вокруг здания музея разбит сад, где разместились совсем большие статуи. После музея, устав от долгой дороги, мы заехали на горячие источники в Оазис 2 и занырнули в бассейн. Удивительно, что путешествуя по пустыне, я ежедневно купаюсь в бассейнах с минеральной водой – вот уж чего не ожидала.

Итак, наконец-то мы держим курс на белую пустыню. Еще останавливаемся перекусить на блок-посту, где 3 солдата наперегонки готовят нам обед и заваривают чай, подгоняемые капитаном. Капитан – совершенно чернокожий, оказался нубийцем из Асуана. Я сообщаю, что как раз туда вскоре собираюсь – огого – это очень далеко, присвистывает капитан.

Мы свернули с дороги и поехали по песку между маленькими и побольше пригорочками из белого песчаника. Кое-где попадались «каменные грибы» и другие причудливые скалы такого же белого цвета. Солнце начинало садиться, и мы поднялись на горку повыше, чтобы полюбоваться закатом. Да – красота. Можно представить, что вокруг нас на земле лежат сугробы снега. Но при 30 градусной жаре в это верится с трудом, а скорее в то, что такое чудо, как белая пустыня, действительно существует. В легких сумерках пустыня становится фиолетово-синей, кажется, это самое загадочное и необычное ее перерождение.

И вот уже потрескивает костер. Мы готовим овощное рагу и курицу на гриле. Все ночи в пустыне похожи и продолжают манить меня ощущением оторванности от всего остального мира, тишиной и мерцанием звезд. Вокруг на многие километры ни души… Ой, а что-й то там за огонек светится далеко в темноте!? Ведь это еще один лагерь! Мы с Махди полны любопытства, поэтому после ужина, захватив фонарики, отправляемся «в гости». Идем – идем по пустыне, огонек все впереди, но расстояние до него оказалось гораздо большим, чем мы ожидали. В какой-то момент, обернувшись назад, я понимаю, что нашего лагеря уже давно не видно. Ну, теперь только вперед. Вскоре послышались голоса и приглушенная арабская музыка. Мы выныриваем из темноты – ну и удивили же мы наших новых знакомых! Это оказалась группа французов с местными гидами, которые уже неделю путешествуют по пустыне на верблюдах! Махди, конечно, знал одного из гидов – последовали теплая встреча и очередное чаепитие. Французы кудахтали, верблюды фыркали в темноте, а я смотрела на звезды и размышляла, какая удивительная и прекрасная наша жизнь. По дороге назад – оправдались «плохие» опасения. Мы потерялись. Никаких огней не видно, вокруг лунный пустынный пейзаж – очень красиво. Махди часто убегал куда-то, а потом возвращался, все больше и больше впадая в панику. Мне было почему-то спокойно – ночь обещала быть теплой, не замерзнем. А смотреть всю ночь на звезды в пустыне, это не из самых плохих занятий. Все-таки через час, после упорных поисков, забравшись на очередной холм, Махди издал победный клич! Ну что ж, вот мы и «дома», теперь осталось только почистить зубы, залезть в спальник и заснуть.

Утром мы гуляли и катались по белой пустыне. Махди показывал мне особенно красивые места и виды. Заехали пособирать каменные цветы – огромная поляна, где все камни имеют причудливую форму – похожи действительно на цветы или на фигурки животных. Ближе к обеду вернулись в Бахарию. Я еще успела посмотреть музей мумий. Лет пять назад, на одном кладбище недалеко от оазиса, было обнаружено захоронение 2000 летней давности и найдено более ста мумий. Несколько мумий сейчас выставлены в городском музее. Рядом с музеем находятся отреставрированные гробницы с росписями на стенах.

И вот уже автобус возвращает меня в Каир. На сей раз доехали без приключений, если не считать того, что вместо «обычного мученья» — заунывной громкой музыки, в этот раз нам приготовили «изысканную пытку», включив речь какого-то исламского лидера, который размахивая кулаками на экране, нестерпимо громко кричал на весь автобус. К концу поездки я была уже готова долбануть по ящику, только чтобы не слышать этого ора ни минутой больше. Моим соседом оказался очень милый археолог, возвращающийся с раскопок в Бахарие домой. Так что хоть было с кем поболтать в дороге и попить чайку на остановках. До Каира мы добрались за 5 часов, но потом попали в пробку и еще час ползли по пригороду. В моих планах было попытаться успеть в этот же вечер на поезд в Асуан. Археолог посоветовал мне выйти на станции Гиза и купить билеты сразу там, не тратя время на поездку в центр.

На станции

Силы мои на исходе. В желудке пусто, и от голода уже подташнивает. В голове все еще гудит от пятичасовой речи исламкого лидера. Какая-то общая давящая усталость. Скорее бы в поезд. Перед кассами толпа местных. Все суетятся и с заискивающим видом протягивают деньги в окошко, по интонациям голоса, кажется, умоляют кассира выписать им билеты. Я некоторое время собираюсь с духом и тоже втискиваюсь в эту толпу, волоча за собой рюкзак и постепенно пробиваясь к окошку. Пытаюсь перекричать всех остальных, что очень и очень непросто. Кассир некоторое (долгое) время меня не замечает, а потом по-английски с ухмылочкой сообщает, что на сегодня билетов нет. Несколько минут я просто в это не хочу верить. Стою у кассы, по-видимому с таким трагичным выражением лица, что даже толпа вокруг немного затихла, зашушукалась, и какой-то молодой человек рядом поинтересовался, в чем проблема. Я немного срывающимся голосом объяснила, что просто очень устала, но сейчас собирусь с мыслями, и опять все будет хорошо. Но одну меня уже никто не собирался оставлять. Поскольку на сегодня билет купить было невозможно, парень попросил для меня билет на завтра, никто вокруг больше не лез вперед и не горланил. Даже кассир смутился и, отбросив свой недоступный и заносчивый вид, за секунду выписал мне билет на следующий вечер. На этом опека меня все еще не закончилась, мы с новым знакомым вышли из толпы, он нес мой рюкзак и собирался помочь мне найти такси в центр. Дальше события приняли потрясающий оборот – как в кино. Не успели мы сделать несколько шагов, как к нам кинулись два полицейских: один вырвал мой рюкзак у молодого человека из рук, а другой схватил парня зашиворот и потащил его куда-то к зданию администрации вокзала. Я, не веря своим глазам, и уже отчаявшись поспать, поесть и вообще отказываясь что-то понимать, поплелась следом за своим рюкзаком.

Нас привели в кабинет начальника станции. Молодой усатый дядя, умеющий обворожительно и широко улыбаться и в то же время метать гром и молнии из-под сдвинутых бровей. Сначала его внимание обратилось на меня – он, рассыпаясь в любезностях, попросил меня сесть, успокоиться и послал кого-то за стаканчиком сока. Дальше меня спросили, кто же и чем мне досаждает. Такой вопрос привел меня в легкий шок, и я постаралась объяснить, что все в порядке. Внимание переключилось на моего спутника, брови сдвинулись. Началась такая ругань, что мне стало страшно, хоть я ничего и не понимала. К счастью, парень оказался не из трусливых и видно с документами у него все было в порядке. Он начал что-то объяснять, но никакие объяснения в планы начальника не входили. На минуту улыбнувшись, чтобы передать мне сок, он продолжал громогласно кричать, причем в комнате на вытяжку стояли оба полицейских и еще пара чиновников рангом пониже. Спектакль продолжался с четверть часа. Видно подустав, начальник опять подобрел и сказал: «А теперь давайте я Вам помогу найти гостиницу на ночь, чтобы Вам уже точно никто не досаждал.» У меня хватило духу выдавить, что раз на то пошло, единственное мое желание – это отбыть сегодня в Асуан, но билетов уже нет. «Как нет билетов!» — рявкнул начальник. Одни из чиновников опрометью бросился по платформе и через две минуты вернулся с билетом в первый класс на поезд, уходящий через 20 минут. Из офиса меня сопровождали те же два полицейских. Один нес мой рюкзак. До подачи состава, они стояли рядом со мной, метая грозные взгляды на любого проходящего мимо. Я все-таки увидела парня, который мне так классно помог, сам того не ожидая. Он возвращался назад к кассам. Мы успели быстро помахать друг другу, но все равно мне стало очень неприятно от мысли, что теперь этот человек подумает 10 раз, прежде чем опять поможет какому-нибудь иностранцу. И это грустно.

Поезд

Первый класс оказался купе с сидячими местами – по три с каждой стороны. На моем ряду больше никого не было, а напротив меня сидели три милых дядечки. Как потом оказалось, это были инженеры, едущие в Асуан проводить профилактику судов. Я заказала ужин у проводника и увидела явное огорчение на лицах инженеров. Они тут же начали доставать из сумок кулечки и коробочки и устроили целое пиршество. Настояли, чтобы я хоть немного попробовала, как готовят их жены. Очень вкусно. Кроме того, что мои попутчики были инженерами, в их жизни был еще один общий аспект – у всех троих жены после замужества сразу начали полнеть, и теперь весят по 120 килограм каждая. Об этом мне сообщили с такой неподдельной и доверчивой серьезностью, что мне даже стыдно стало смеяться, а очень хотелось. Однако, в тот вечер ни разговаривать, ни даже сидеть сил у меня не было, я тут же улеглась на все 3 сиденья и уснула крепким сном. Около 10ти утра меня разбудил проводник, уже потерявший надежду продать мне завтрак. Поезд шел вдоль Нила, за окном много зелени и пальм, быки пашущие землю и белые точки — паруса фелюг на серо-голубой ленте реки. На улице должна быть жара, но в поезде так «хорошо» работает кондиционер, что я сижу в свитере и в ветровке, и мне весьма комфортно. Рассказываю инжерерам о вчерашнем происшествии на станции. Просыпается негодование на кассира, так как в поезде явно много свободных мест. Мне сообщают, что зачастую кассиры специально не продают билеты, в надежде получить взятку. Такого подвоха я, конечно, не ожидала. Век живи – век учись.

Асуан

По-хорошему завидую русским специалистам и их семьям, проживавшим в Асуане во время строительства их (нашей) грандиозной плотины. Асуан — место настолько красивое, колоритное и спокойное… А Нил! Почему-то я считала, что Нил должен быть мутным и какого-нибудь кофейного цвета. А он оказался голубым, широченным и чистым. Читала, что когда после строительства плотины затопило несколько храмов в окрестностях Асуана, то туристы ходили на фелюгах вокруг многовековых колонн и смотрели на статуи и портики под водой. Не верилось в это. Ну разве в нашей Волге разглядишь что-нибудь под водой? Однако, в Асуане Нил действительно прозрачный и можно смотреть сквозь воду на несколько метров вглубь. Река тянет к себе, и хочется все время проводить на воде – покачиваясь в фелюгах, посещая многочисленные островки с древними храмами и красочными деревеньками или просто купаясь, хотя вода холодная – ух! – и бодрящая! Еще в Асуане живут нубийцы. Они ни внешне ни по культуре не похожи на египтян. Нубийская ритмичная музыка несется со всех сторон, очень темнокожие люди очаровывают широченными ослепительными улыбками, а местные деревни, раскрашенные во все цвета радуги, радуют глаз при прогулках по реке на фелюге.

Слишком идеалистичная картина? Пожалуй. Ее точно не увидеть, если приехать в город на один день, а тем более с организованной экскурсией. Когда я приехала на юг Египта, в места, где туристов должно было быть очень и очень много… я вдруг удивилась их отсутствию. Туристов не было – были многочисленные куда-то спешащие автобусы с красивыми надписями и десятки круизных кораблей у причала. Людей не было видно сквозь затемненные стекла прохладных салонов. А если им приходилось ненадолго высунуть хоть кончик своей тени на улицу, то к ним кидались со всех сторон какие-то торговцы, гиды, зазывалы, и их снова не было видно в этой образовавшейся толпе. Я сама себе напоминала призрак, который стоит у обочины, смотрит на мир и дивится, сам же в силу каких-то загадочных причин оставаясь невидимым.

Моим пристанищем стала гостиница Кейлани – очень удобная, чистая и приятная, с дружелюбным персоналом. Номер стоит 6-7 долларов за ночь. В первый день мне не терпелось прокатиться на фелюге по Нилу. После многочисленных рассказов других туристов о «разводах» на деньги, договариваться напрямую с капитаном на набережной я боялась. Попросила портье найти мне капитана для прогулки на фелюге примерно через час. Сама же я поспешила к Нилу, чтобы наконец-то встретиться с рекой, к которой меня тянуло с самого детства. Вдоль набережной Асуана находятся несколько плавучих ресторанов, многочисленные причалы с туристическими лайнерами и мостки-пристани для фелюг и моторных лодок, снующих по реке. Прямо напротив меня большой остров Элефант, а за ним остров Китченер, на котором разбит чудесный ботанический сад. Есть и много других маленьких островков, на них в основном находятся гостиницы и рестораны. Противоположный берег Нила – пустынный и безжизненный. На возвышении белеет мавзолей Ага-Хана, а чуть вглубине, закрытый от глаз песчаными дюнами, лежит монастырь Святого Семена.

На набережной ни души. Только несколько нубийцев чинят паруса и тихо переговариваются. Я зашла купить воды в маленький магазинчик и разговорилась там с каким-то парнем. Он, конечно, как я и предполагала, сразу пригласил меня поехать кататься на фелюге. Я честно призналась, что начитавшись о всевозможных подвохах, которые подстерегают туристов со стороны пронырливых зазывал, не хочу никому верить и ни с кем договариваться. Да, обидела немножко человека. В результате ему удалось меня переубедить, еще мне на хранение были вручены паспорт и бумажник, и мы пошли выбирать фелюгу. Шериф, мой новый знакомый, предложил поехать на остров Сехил. В путеводителе было написано, что дорога туда и обратно занимает 3 часа, на острове находится очаровательная нубийская деревенька и очень красивые виды на Нил. Ну что ж. Хорошая идея. Мы скользим на фелюге к первому катаракту, на берегу напротив него возвышается знаменитый роскошный отель, в котором писала «Смерть на Ниле» Агата Кристи. Я опускаю ногу в воду и дивлюсь, какая она холодная. Шериф говорит, что надо будет съездить искупаться в следующий раз и показывает на плещущихся у берега местных мальчишек. Прибыв на остров, мы сначала обходим его по кругу и любуемся убегающей за горизонт рекой. Нубийская деревня на Сехиле очень живая и веселая. Каждый домик покрашен в новый цвет, преобрадают яркие радостные оттенки. Мы зашли в гости к знакомым Шерифа на чай, и я с удивлением увидела, что внутри дома тоже ярко раскрашены. В нашем случае – это была бирюзово-голубая гамма, создающая ощущение просторного небесного жилища. Ароматный мятный чай был очень кстати, все-таки на улице почти 40 градусов жары. Хозяйка дома поинтересовалась, не хочу ли я сделась рисунки хной. Нубийские женщины славятся своим умением. Я вспомнила Марокко … конечно, хочу :). Она принесла тюбик и нарисовала мне несколько узоров на кистях и плече. Я была в восторге!

Мы немножко задержались на острове, и чтобы успеть назад в Асуан до заката, прицепились к одному из туристических корабликов, который на моторе за 20 минут доставил нас к пристани. Я впервые увидела асуанскую гавань на закате, какая же это красота! Потом я каждый вечер приходила смотреть на закат на Ниле, и с новой остротой переживала этот чудесный момент жизни.

Фили

В храм Изиды на острове Фили я отправилась вечером, чтобы посмотреть лазерное шоу. Именно на острове Фили богиня Изида, в поисках останков тела своего любимого мужа Осириса, нашла его сердце. Она провозгласила остров священным, и на нем был построен храм. Из более современных легенд: это как раз тот самый храм, который некоторое время находился под водой после строительства асуанской плотины. В 1972 году его титаническими усилиями, камешек по камешку, перенесли и заново собрали на более высоком острове неподалеку. Так что теперь он вздымается над водой своими высокими стенами и завораживает загадочной неприступностью. Добираться до храма нужно сначала на такси, примерно 15 минут, а потом еще столько же на лодке. Лазерное шоу было замечательным – немножко истории, музыки, и лучи прожекторов, скользящие по древним иероглифам или выхватывающие из темноты лики бессмертных богов.

Вернувшись в Асуан, я опять встретилась с Шерифом, и мы пошли ужинать. Вычитала в путеводителе, что весьма популярный ресторан находится на одной из барж у асуанской набережной. Заведение называлось Асуан Мун. Местных там оказалось больше, чем туристов, хотя последние тоже были. Нубийцы удивительнейшим образом улыбаются. Сидит себе человек – самый обыкновенный, может быть даже некрасивый, но стоит ему улыбнуться… как все на метр вокруг озаряется! Я потом специально обращала на это внимание, и даже пару раз, для повторения эффекта, просила очередного нового знакомого – улыбнитесь, пожалуйста! За наш столик постепенно подсаживался народ – все оказывались друзьями Шерифа. Курили шишы и пили пиво. Ребята рассказывали о каких-то магических заклинаниях – мол, есть на юге Египта люди, способные полностью подчинить себе волю другого человека – колдуны. Наслушалась разных историй, некоторые веселые, от других – мурашки по коже. Но постепенно разговоры закончились, откуда ни возьмись появились бубны и барабаны, и обыкновенные посетители ресторана повскакивали с мест и принялись хором петь и приплясывать-притопывать под народные мелодии. К часу ночи я решила отправиться спать, а народ и не думал расходиться. Наверное, они там разговаривают, поют и пляшут до утра.

За завтраком познакомилась с парой европейцев. Они в это же утро уезжали в Луксор на фелюге. Путешествие занимает 2-3 дня. Во всех бюджетных гостиницах пытаются собрать команды желающих из 5-6 человек, и тогда всего за 10 долларов с носа вас будут двое суток везти по Нилу, кормить, делать остановки для осмотра достопримечательностей, а ночью выделят матрас для отдыха. Это прекрасное путешествие, и, пожалуй, только один фактор может серьезно помешать удовольствию… Через два дня я встечусь с этими ребятами у храма Ком Омбо, где они будут грустно сидеть под мертвым парусом и ждать «у моря погоды». И я подумаю, как же хорошо, что я тогда не сорвалась и не поехала вместе с ними. Но с ветром загадывать сложно, тут уж как боги Египта соблаговолят.

В тот день я поближе познакомилась с Асуаном и окрестностями. Побывала в замечательном музее нубийской истории – прекрасная и очень хорошо организованная экспозиция. Перед обедом зашла в офис к Шерифу, он работал в каком-то правительственном учреждении, поболтала с коллегами, выпили по чашке чая. В виду возможного предстоящего купания, спросила у одного солидного с виду дяди: «А как в Ниле вода, чистая или нет?» «Ты знаешь, я пью воду только до первого катаракта. Дальше по течению уже лучше не рисковать.» — совершенно невозмутимое лицо, и пойми тут, шутят или всерьез! Купаться, мы, правда, так и не успели. Поехали посмотреть остров Элефант и очередную нубийскую деревню. Затем высадились на соседнем острове Кичнер, где я уже одна бродила в аллеях, наполненных удивительными цветами и заморскими птицами. Ко мне подошли несколько нубийских школьниц, приехавших в Асуан на экскурсию. Они очень стеснялись и пытались спросить что-то по-английски. Вспомнив свое детство и возможно чем-то похожие попытки и интерес пообщаться с иностранцами на другом языке, я остановилась. Толпа школьниц быстро нарастала. К сожалению, знания языков нам явно не хватало, вопросы сыпались одни и те же. Вдруг они все замахали руками и принялись меня усиленно звать, как я поняла, к своим учителям. Ну что ж, все равно гуляю, можно и зайти. Не успела я и шагу шагнуть, как с обеих сторон началась в прямом смысле драка. Через секунду мне стало понятно, что спор идет за возможность подержать меня за руку при ходьбе. Хе-хе… Держали меня, в конце концов, по 3 девицы с каждой стороны. Так крепко, пожалуй, никогда еще в жизни не держали. Ну мы все-таки добрались до поляны, где в тенечке лежали учителя. Тут же начались опять песни-танцы, фотографирование, угощение. Через какое-то время я увидела явно озадаченного Шерифа, который смотрел на нашу компанию со стороны и диву давался. «Спасай, а то мне отсюда до ночи не уйти!»

Следующим пунктом программы был монастырь Святого Семена на западном берегу Нила. Этот берег совершенно безжизненный – песчаные дюны и камни. От берега до монастыря можно дойти пешком (примерно 30 минут в горку) или доехать на верблюде. Я люблю ходить пешком и уже было пошла, но тут меня начал преследовать один из погонщиков. Я специально предложила очень низкую цену в надежде, что он отстанет. Но он все шел за мной и шел и, в конце концов, согласился на мои условия. Ну что ж, правила торга я уважаю – если соглашение достигнуто, от сделки не отступают. Я знала, что погонщика будет ждать большое разочарование, даже как-то внутренне ехидно предвкушала этот момент. Когда мы приехали к монастырю, он хитро покосился на меня и пробурчал: «А как слезать-то будешь!?» Уже однажды я была в Египте – всего лишь один день и только в Каире и в Гизе. До сих пор помню ощущение полной беспомощности, которое я испытала, сидя на высоченном верблюде, когда ушлый погонщик у Пирамид требовал за спуск на землю непомерный бакшиш. Тогда меня спас юный возраст, и мне, наконец, поверили, что денег у меня действительно нет, а они у родителей. Вся эта давнишняя неприятная история быстро промелькнула перед глазами. Теперь же я только вздохнула, перехватила уздечку и сильно потянула вниз: «Иххххххх, хороший мой!» На погонщика было жалко смотреть, такого он никак не ожидал. Верблюд заорал и лег. Спасибо мальчишкам в Вади Раме (Иордания), что научили меня немного управляться с этими животными.

Монастырь мне понравился очень-очень. Вход туда бесплатный, народу не было ни души, только ветхий старичок-смотритель. Он водил меня по всем комнатам и почему-то шепотом рассказывал о былой жизни в монастыре. Потом мы сидели в галерее под высоченными арчатыми сводами, слушали, как завывает за стенами ветер, и ловили солнечных зайчиков. Атмосфера была необыкновенная, но потом разрушилась, когда во двор вошла еще одна пара туристов. На этом же берегу я поднялась на холм к мавзолею Ага-Хана. Оттуда великолепные виды на окрестности.

Снова гавань Асуана на закате – мое любимое ощущение за все поездку. Ужинать решили на одном из островов в ресторане Нубийский дом. Из Асуана туда ходит паромчик. Еда была великолепная, и еще лучше было сидеть в огромном ночном саду, смотреть на яркие звезды и на их отражение в реке и наслаждаться совершенной красотой момента. Пожалуй, только в такие минуты я жалею, что путешествую одна. Сразу вспоминаются все дорогие и любимые люди, которым хочется показать и донести эту красоту, потому что ее даже слишком много.

Кусочек Подмосковья

Бывали ли вы когда-нибудь в городе Дубна? Этот город стоит на Волге, при ее слиянии с каналом им. Москвы. В Дубне же находится первый волжский шлюз с большой плотиной. С одной стороны плотины — убегает вдаль лента нашей великой реки, с другой – разливается «Московское Море» с многочисленными островами. Еще на берегу канала стоит грандиозная статуя Ленину, где-то я читала, что она самая большая во всем бывшем Союзе. Не знаю, так ли оно, но большей в своей жизни я точно не видела.

К чему я это все пишу? Просто моя поездка к Асуанской плотине неожиданно и неуклонно вызвала у меня воспоминания об этом городе в Подмосковье. Плотина она и есть плотина, вместо Волги – течет за горизонт Нил, вместо «Московского» — озеро Насер перекатывает свои тяжелые волны, ну а Ленина заменяет очень монументальный памятник Советско-Египетской дружбе! Надо как-нибудь съездить в Дубну. Интересно, напомнит ли она мне Асуан? :)

У памятника получился забавный инцидент. Зайдя внутрь этой махины, я, конечно же, наткнулась на добровольного гида, который мне на хорошем английском рассказал о значении этого монумента, показал Советский герб, перевел надписи на стенах, часть из которых высечена на русском языке. Вцелом интересный и вдохновенный получился рассказ, даже стала как-то сразу еще лучше к египтянам относиться. Вот ведь какая у нас дружба! А памятник ей какой отгрохали – действительно впечатляет! Ну и перед тем, как просить положенный бакшиш, мой гид осведомился, откуда же я (наверное прикидывал, сколько просить…). «Из России,» — и невольно засмеялась, прищурив глаза. Гид, однако, не растерялся: «Посмотри, у тебя глаза цвета Нила. Пусть Российско-Египетская дружба становится еще крепче!» — и пожал мне руку, так ничего не попросив.:)

Мой храм

Думаю, какой храм в Египте мне понравился больше всего – пожалуй, Храм Калабша. Этому есть очень простое объяснение – в нем я была совершенно одна! Толпы туристов и экскурсоводов в египетских храмах действовали на меня угнетающе. Даже смотреть уже ничего не хотелось, воображение только пыталось взлететь и сразу падало на землю, затоптанное очередной тур-группой, толкающейся с соседями за «место у колонны».

Калабша стоит на маленьком острове, омываемом озером Насер. На машине туда не проехать, поэтому я опять беру лодочника. Расспрашиваю его о крокодилах, ведь они же здесь водятся! Конечно, водятся, но подальше от плотины, от транспорта и от людей. Храм небольшой и стоит на возвышении. За храмом спрятана очень красивая гробница с чудесными росписями. Я за полчаса обошла по кругу весь островок и замерла на ступеньках перед главным входом – оттуда открывался парящий вид на голубое озеро. Чудесное место. Дивно было сознавать, что я там действительно единственный посетитель. Когда раззказывала об этом другим туристам в Ком Омбо и Луксоре – никто не мог поверить!

Остаток дня был проведен на воде. Ветра в этот день совсем не было, поэтому пришлось кататься на моторной лодке, а не под парусом. Вечером же мы с Шерифом отправились на местный базар. В Асуане он очень колоритный, компактный и дружелюбный. Меня больше всего интересовали кассеты с полюбившейся нубийской музыкой, ну и хотелось просто на народ посмотреть. Сделав все покупки, мы уселись в кафе на главной торговой улице, и я наблюдала, как ловкие продавцы обрабатывают любопытных туристов. Как мне показалось, вид и у тех и у других был довольный.

Ком Омбо и Едфу

На следующий день я выехала на такси из Асуана в Луксор. Ехать обязательно нужно в установленный час одновременно с другими туристическими автобусами и машинами и с полицейским конвоем. По пути у нас были две остановки для осмотра храмов Ком Омбо и Эдфу. Так как в такси я была одна, ко мне подсел полицейский чин, кинув на сиденье тяжелый автомат. Наша машина пошла в конвое первой. Было забавно смотреть, как вдоль дороги нам постоянно отдавали честь, и как притормаживали и прижимались к обочине остальные машины, завидя высунутую в форточку щепотку пальцев, лениво покачивающихся в воздухе – мол, пропридержите коней!

Примерно через час мы прибыли в Ком Омбо. Этот храм посвящен богу-крокодилу Шобеку и богу-соколу Хорусу. Самый лучший вид на него – с реки, когда подходишь к пристани на пароходе или на фелюге. Еще замечательный вид – если подняться по насыпи вдоль стены храма с внешней стороны. Получается, что ты стоишь на одной из стен, а весь храм лежит у тебя под ногами. Вход на эту насыпь запрещен, но никто меня не остановил. В самом же храме, как ни печально, больше всего меня поразила толпа туристов… Это было мое первое столкновение с «туристическим» Египтом. У выхода я увидела моих знакомых по гостинице из Асуана. Они просились в наш конвой, уже не надеясь продвинуться дальше на фелюге – ветра не было. Место в одной из машин им, конечно, нашлось – были бы деньги.

Несемся дальше. И еще минут через сорок мы в Эдфу. Этот храм меня очень впечатлил своей красотой и завершенностью. Эдфу считается наиболее полно и хорошо сохранившимся храмом во всем Египте. Так что здесь действительно захватывает дух от размаха и монументальности этого творения, а также от многочисленных мелких деталей, создающих впечатление, что храм только недавно покинули. Например, большая статуя сокола Хоруса при входе – ведь именно ему посвящен этот храм, и конечно же огромные, высеченные в высоту целой стены, фигуры фараонов, от которых просто невозможно оторвать глаз.

Луксор

С неприязнью еду в Луксор. Столько читала о его агрессивных местных жителях… «Столица мошенников» — написано про город в ЛП. Однако, первое впечатление сразу хорошее – вокруг много цветов, течет мой любимый Нил, а на берегу возвышается величественный Луксорский храм. Гостиница Нефертари – за 5 долларов вселяюсь в номер со всеми удобствами и с кондиционером; улыбающийся до ушей персонал: «Вы, наверное, француженка? Нет? Ну надо же… Сейчас у нас одни французы, уже устали от них.» Выхожу на улицу – вокруг гостиницы много колоритных кафешек. Я весь день на жаре, от колонн уже рябит в глазах – скорее бы чайку и шишу! И тут в довершение приятных впечатлений налетает ливень – хлещет как из ведра, откуда он взялся? А через 10 минут уже опять припекает солнышко, мостовая и зелень поблескивают последними каплями дождя, в воздухе свежесть и аромат, и я наконец-то сажусь перекусить.

Набережная Луксора поделена на «зоны» по обработке туристов. Каждый зазывала знает от какого и до какого столба его территория, и уж на ней он старается во всю. Однако, стоит сделать шаг за заветный столб, как дальше ему нельзя, и вам слезно машут ручкой. Но «расстраиваться» рано, ибо вы уже обнаружены владельцем территории, на которую, сами того не ведая, только что вступили, и на вас обрушивается новый шквал всех известных приемов по впариванию нужных и ненужных услуг. Все это забавно, но немножко утомляет. А мне хотелось выйти еще разок на Нил на фелюге и заодно посмотреть с воды окрестности Луксора. После Асуана я уже относилась с оптимизмом к идее договориться с капитаном на месте. Пройдя большой отрезок набережной и поболтав с 10ю зазывалами, я определилась, кому могу доверять, и вернулась для переговоров. Настояла, что этот парень сам поедет со мной капитаном, а не передаст меня из рук в руки неизвестной команде, с которой явно пришлось бы договариваться по новой. Парень покряхтел, пожаловался, что ветер слабоват, но я ни на какие другие условия не соглашалась, и мы все-таки отправились. Ну, сама виновата! Нет, не подумайте ничего плохого. Путешествие получилось отличным, особенно по началу – чудесные виды вокруг и река, правда, уже совсем не такая чистая и манящая, как в Асуане, но ведь Нил очень разный, и в этом его прелесть. Ну а через час ветер совсем стих, парус упал. Мой капитан, укоризненно взглянув на меня, сказал: «Ну что, допрыгались!? Я так и знал! Обещала на лодке помогать?» Я действительно обещала, когда не соглашалась брать в лодку никого еще из местных. Итак, мне досталось одно весло – огромное и тяжелое, капитан сел на второе, и мы вдвоем погребли назад, домой! Картина, очевидно, была еще та, потому что народ на берегу и на проносившихся мимо моторках просто с ума сходил, завидя нас. Нет бы подвезли! Все-таки до темноты догребли до причала, с меня пот катился градом. От протянутых денег парень, правда, отказался, чем меня безмерно удивил – неужели и в Луксоре такое бывает. «За что ж я с тебя деньги брать буду. Неужели тебе в удовольствие было такое путешествие?»

Скорее бегу на железнодорожную станцию, чтобы купить билет на ночной поезд в Каир на следующий день. Хахаха, это действительно походило на злую шутку, когда кассир сказал мне, что билетов нет! Бедный мужик… «Еще раз посмотрите!» — рявкнула я, и не узнала свой собственный голос. Обычно я человек даже слишком миролюбивый, но Египет быстро научил, что если по делу, то можно и поругаться. Оставив взятку на крайний случай, я принялась с театральным жаром поносить кассира, и всю их систему, и их «вероломство» — мол, знаю я все эти штучки! И через 20 минут после начала спектакля билет действительно нашелся! Как я и просила — в первый класс – все чин чином. Забегая вперед скажу, что в нашем вагоне опять были свободные места, поэтому я еще раз утвердилась в своей правоте, что не зря проявила некоторую твердость и скандальность.

Перед сном зашла побродить в Луксорский храм. Он открыт до 21:00, и вечером очень красиво подсвечен. Такое романтичное место, тихое и спокойное. Я наслаждалась ночной прохладой и, сидя под одной из колонн, с удовольствием выпила бутылку свежевыжатого мангового сока, который так полюбила в Египте.

Западный берег

На следующий день мы условились с парой ребят из отеля поехать на Западный берег Нила на велосипедах. Затея, оказалась, замечательной, единственным нашим противником была жара. На другой берег мы перебрались на пароме. Нас встретила толпа таксистов и зазывал, но все быстро отстали, когда поняли непреклонность наших намерений. Колесить по Западному берегу очень интересно – едешь по сути один по дороге посреди пустыни, вокруг ни души… вдруг перед глазами вырастают Колоссы Мемнона, потом вдали открывается прекрасный вид на парящий трех-ярусный храм Хатшепсут. Ну и, конечно, долины Царей и Цариц. Мы посетили очень много гробниц, пожалуй, нет смысла их описывать. Кстати, для любителей пешеходных маршрутов, я узнала, что из долины Царей к Храму Хатшепсут и дальше в долину Цариц ведут горные тропы. Каждый переход занимает примерно час-полтора. Если бы было побольше времени, обязательно бы там походила. А от жары мы спасались холодным чаем, который покупали в местах цивилизации и скопления туристов.

Карнакский храм

В гостиницу вернулись уже после обеда. Мои попутчики отправились по комнатам отдохнуть, а я решила прогуляться вдоль Нила до Карнакского храма. Получилась часовая прогулка быстрым темпом по тенистой набережной. Через четверть часа я миновала последнюю «прикрепленную» территорию, и соответственно последних зазывал. Дальше идти было одно удовольствие.

Уже ничего не ожидала от посещения очередного храма. Но теперь признаю, что это он – самый-самый – большой, величественный, необыкновенный, поражающий воображение. О размерах этого храма (точнее трех храмов, соединенных в один комплекс) уже много писали – территория действительно огромна. На ней большое количество интереснейших статуй, обелисков, фресок; в колонном зале создается впечатление, что попал в дремучий лес с исполинскими деревьями, и того гляди потеряешься, или у меня еще было ощущение, что я внутри компьютерной игры – ну никак не хотелось верить, что все это настоящее – а я такая маленькая нахожусь внутри этого величественного сооружения. Прекрасный вид на храм открывается с трибун для просмотра лезерного ночного шоу. На трибуны днем вход закрыт, но за небольшой бакшиш вас с удовольствием пустят. Там можно сидеть часами и любоваться стенами и колоннами храма, отражающимися в Священном озере. Когда надоест сидеть, хорошо спуститься к озеру и выпить чайку в тенистом кафе на берегу. Я с удовольствием провела в храме почти 3 часа. Последний час перед закрытием все туристические группы исчезают, территория храма пустеет, и тогда кайф ощущаешь по новой. Мне, например, захотелось просто носиться по этим бесконечным коридорам, лесенкам, вокруг древних статуй, чезез ворота и портики… ну да, я же в игре компьютерно на самом деле. :)

Вернувшись в город, я зашла в интернет-кафе. Обычно не трачу на это время, когда путешествую, но тут у меня была очень определенная задача. Завтра меня ожидает целый день в Каире – еще не знаю толком, чем там себя занять, но до 2х часов ночи (моего самолета домой) времени предостаточно. День-то я как-нибудь продержусь, а вот ближе к вечеру, когда будет уже совсем хотеться спать после ночи, проведенной в поезде, хорошо бы иметь компанию, чтобы за разговорами и посиделками время пролетело быстрее. Сомнительная идея. Однако она блестяще сработала, об этом ниже.

Наконец, забрав вещи в гостинице, я поспешила на вокзал. До отправления поезда оставалось меньше часа, весьма хотелось есть. Я решила заказать еду с собой, чтобы не опоздать, а в кафе только выпить чайку и выкурить шишу. Меня тут же окружили заботой, официанты засуетились, повар побежал готовить салат и кебабы. Когда чай был выпит, шиша погасла, а на столе лежал сверток с горячей едой, менеджер назвал цену, которая мне совсем не понравилась. Ну вот, все-таки попала на «развод» — подумала я. Спросила у менеджера, сколько же у вас чай стоит. Он, не моргнув, заявил, что семь фунтов. Поймала за рукав бегущего мимо официанта с этим же вопросом, тот, не уловив грозного взгляда шефа, брякнул цифру три. Тааак. Однажды во Вьетнаме я встретила «наглово», по моим меркам, путешественника, который все цены устанавливал сам, не взирая на требования местных жителей. Мол, деньги мои – сколько хочу, столько плачу. Тогда мне этот подход очень не понравился, но в Египте я часто вспоминала с удовольствием этот маленький урок. К сожалению, наглости некоторых арабов нет предела. Вот и сейчас, пришлось мне названную цену поделить на два, скинуть еще немного за моральный ущерб: «Либо я заплачу не 35, а 15 фунтов за все; либо заплачу только за чай, а кебабами наслаждайтесь сами.» Могу только добавить, что кебабы были вкусные.

Каир

Спалось плохо. Лечь на три сиденья на этот раз не удалось, а сидя не очень и поспишь. Еще кондиционеры в египетских поездах зверствуют не на шутку, так что одеваться нужно потеплее.

В семь утра мы прибыли на станцию Рамзес. Я сдала рюкзак в камеру хранения – очень удобное заведение, работает круглосуточно. Первым делом еду в хорошее кафе, где кушаю горячий завтрак, пью кофе и любимый манговый сок. Думаю, не рвануть ли к Пирамидам, но там я уже была, и сил сражаться с надоедливыми зазывалами сегодня нет. Тем более мне хочется посмотреть на Каир – разные его районы, почувствовать атмосферу города. Поскольку кафе находилось недалеко от района Замалек, то сначала я отправилась туда. Замалек – это остров на Ниле, очень зеленый и спокойный – этакий оазис свежести среди дыма и шума безумного города. На остров я пошла пешком по мосту через реку. Смотрю вниз, и вот он тот коричневый и мутный Нил, каким я его себе представляла в самом начале путешествия. По острову очень приятно погулять вдоль набережной. Некоторые ее участки пользутся такой популярностью у фланирующей местной молодежи, что за вход на них даже ввели плату. Еще на Замалеке есть высокая башня со смотровой площадкой наверху. Посмотреть на Каир с высоты птичьего полета очень интересно. Зашла в музей изящных искусств. Он находится на берегу реки, в старинном европейского вида особняке и соседсвует со зданием русского посольства.:)

Дальше мой путь лежал к Цитадели. Каирские такси неудобны отсутствием счетчиков. Поэтому на каждом маршруте нужно знать примерную цену, и заранее ее обговаривать с таксистами. Дело это иногда непростое, потому что при виде иностранца у таксистов в глазах начинает светиться значок доллара. С третьего раза договоренность достигнута, и мы мчимся к Цитадели. Цитадель возвышается на высоком неприступном холме, поэтому кажется, что она в стороне от всех городских построек. Территория огромна – несколько мечетей, десяток музеев, кафешки и большие терассы, с которых открываются великолепные виды на город, а на горизонте даже проступают контуры пирамид. Я посетила несколько музеев и все мечети, последние очень красивые. На осмотр всего комплекса нужно несколько часов. Там просто приятно находиться – любоваться городом, болтать с местными жителями и пить кофе в кафе на краю высоченного обрыва. Как раз за чашечкой кофе, разомлев на солнышке, я поняла, что сейчас непременно засну. Пора двигаться дальше, лучше в какое-нибудь место пошумнее, чтобы было не до сна. Конечно же в Исламский Каир! Об этом районе я была много наслышана – знаменитый базар Хан Эль-Халили, не менее знаменитая мечеть Эль-Ажар, при которой был открыт один из древнейших университетов в мире, многочисленные старинные дома с красивыми внутренними двориками. Одним словом, провести там можно и нужно не несколько часов, а лучше несколько дней. Для экономии времени я сразу же взяла гида, из околачивающейся на площади местной молодежи. Они там себе забавные визитные карточки придумали – Ассоциация дружбы с туристами.:) Ну, дружба дружбой, а за деньги оно вернее. Гид мне попался толковый, хорошо говорил по-английски. Мы успели много посмотреть и даже выкурили шишу в кафе, где любил сиживать Нагиб Махфуз, нобелевский лауреат и автор книг «Каирская Трилогия». Действия в них разворачиваются как раз на улицах «Исламского Каира».

Все, солнце село, и Каир погрузился в темноту. Я звоню моему новому знакомому, найденному вчера в глубинах интернета. Ахмед – студент последнего курса университета, готовится стать инженером. И надо же – у них сегодня вечеринка с друзьями, так что я буду выступать в роли «свадебного генерала», а они все будут помогать мне бороться со сном. По рукам. Как, наверное, часто происходит в студенческих кругах, говорили много о политике. Ребята попались очень патриотичными, с жаром делились своими взглядами на ситуацию в мире, «кто прав – кто виноват». А когда начали пересказывать историю арабо-израильских конфликтов, тыкая для наглядности в карту в моем путеводителе ЛП!, и дошли до 67го года, у одного молодого человека даже слезы в глазах заблестели… или это мне показалось? Двое оказались большими поклонниками России, и наперебой принялись мне рассказывать, как у нас там, в России, хорошо. Я не стала вступать в полемику, но пригласила их в гости – если приедут, пусть сами разбираются. Время не бежало, а летело. Жалко было оставлять моих собеседников. Им, кажется, тоже было жалко, поэтому вечеринка свернулась, все сели по машинами и покатили меня провожать. Сначала на вокзал Рамзес, забирать мой багаж, потом в аэропорт. Удивительно, что в стране, где я никого толком не знаю, меня провожает столько народа.

Самолет взлетел с задержкой и приземлился с задержкой. Заехать домой до работы времени уже не было, поэтому я утром нового дня заявилась прямо в офис – с пыльным рюкзаком, черная от загара и немного пошатываясь после второй ночи без сна. Но поспать ведь всегда успеем, а в отпуске надо… :)

a k
27/07/2004 17:54

Источник