Нью-Йорк летом

июль 2009

Для того, чтобы понять, что в России все совсем не так плохо, как кажется, надо пожить месяц летом в Нью-Йорке. Возможно зимой тут жизнь течет более чинно и благопристойно, но в июле… Первое, от чего не найти спасения нигде — запах. Добротный, крепкий помоечный запах. Этой вонью пропитано все вокруг, но основных эпицентра два — сабвэй и Чайнатаун. Учитывая, что вентиляционные решетки сабвэя покрывают половину многих тротуаров, нетрудно вообразить комбинацию палящего солнца сверху и зловонных испарений снизу. Возможно, в этом городе просто слишком много людей, и никакая, даже самая совершенная американская система переработки отходов, не справляется со своей задачей, когда столбик термометра подступает к 30.

Следующее поражающее психику убежденного «западника» наблюдение — действительно огромное количество очень бедных людей. Это не наши бомжи и бродяги, которые существуют за порогом социальной нормы, резко выделяются, отличаются от остальной массы людей — нет! Американские бедняки — неотъемлемая, вездесущая составная часть обитателей нью-йоркских улиц.

Учитывая весьма легкое отношение американцев к одежде и летнюю жару, часто трудно определить, кто идет перед тобой — миллионер или бездомный. Те же шлепанцы с пальцами врастопырку, шорты, футболка с неизменной констатацией «I Love NY». Понимание наступает только тогда, когда этот благопристойный спутник залезает по-пояс в урну за пустой бутылкой или допивает кока-колу из брошенного стакана. Или когда кучка испаноговорящих тетенек копается в куче сомнительных туфель в коробке с надписью «Clearance — $1».

Незабываемые впечатления и дозу адреналина легко получить, отправившись в Гарлем, который давно уже именуется «нормальным» районом, изжившим свою репутацию негритянского гетто. Уж не знаю, что представлял Гарлем ДО своей «нормализации», но сегодня часовая прогулка под испепеляющими взглядами его по-прежнему чернокожих и по-прежнему не шибко состоятельных обитателей дает серьезные основания полагать, что с избранием Обамы проблема межрасовых отношений в США вовсе не разрешилась — скорее наоборот.

Укрепили меня в этой мысли и наблюдения за чернокожими обитателями других районов, и любопытный эпизод в сабвэе: черный детина-музыкант, отстучав бодрый ритм на барабане, пошел с шапкой вдоль немногочисленных пассажиров. В ответ на мою неуместную, по его мнению, задумчивость, поднял кулак, заговорщицки подмигнул и изрек — что бы вы думали? Правильно: «Барак Обама!»

С двадцаткой мне расставаться было жаль, других купюр под рукой не оказалось, так и разошлись мы с безвестным символом будущего Америки без финансового подкрепления его безусловных талантов.

Ну и, конечно, последний гвоздь в крышку гроба проамериканских иллюзий вбивает посещение Брайтон-бич. Ехал я туда с Манхэттена 45 минут, обратно столько же, а на самом Брайтоне смог провести не более 15 минут (с учетом выхода на пляж).

Почему? Ну, понятно, та же грязь, та же вонь, те же повсеместные приметы нищеты, но плюс к этому — русские старики, проталкивающиеся через многоязыкую толпу, русские продавщицы пирожков, выкрикивающие названия своего товара попеременно по-русски и по-английски, русские дети. Ну и что тут такого, спросите вы? Возможно, я дико заблуждаюсь, но мне вдруг стало невыносимо жалко этих людей. Я скоро уеду домой, а они останутся здесь, в этой человеческой мясорубке, возможно до конца своих дней…

Opogpsum
18/07/2009 07:40

Источник