Колокольные перезвоны Ростовского кремля

июнь 2006

Меньше, чем в часе езды от Ярославля, на берегу озера Неро вот уже долгие века стоит былинный русский город Ростов Великий.

Некогда ключевой торговый центр, а ныне просто милый каждому русскому сердцу уголок православной культуры, Ростов Великий, своим особым колоритом красит Золотое Кольцо, и не только изысканной архитектурой, но и творческими людьми.

А в этом недостатка город не терпит — здесь практически каждый третий где-то в душе художник или музыкант.
Это и ремесленники, рождающие потрясающую финифть – изюминку ростовского края; и звонари; и гончарные мастера по керамике и чёрной глине; и просто молодые (или в годах) ростовчане, сидящие на пригорках с мольбертом и кистью и творящие! Потому что Ростов нельзя не рисовать! Как и нельзя о нём не петь! Впрочем, за нас это могут сделать с удовольствием, необыкновенные колокольные многоголосья.

И ещё, потому что, эти вековые стены и фантастические купола, не могут оставить равнодушными никого, особенно людей художественной натуры. Сама архитектура, кажется, рождает с самого детства у людей созидательную силу красоты и гармонии!

Знакомство с Ростовым Великим начинается, пожалуй, со Спасо-Яковлевского монастыря, заложенного в 14 веке. В архитектурной палитре храмов, стен и башен преобладают, в основном, зелёные и белые расцветки. В центре монастырского двора разбит красивый сад, с цветами, маленьким прудиком, аллеями-дорожками, и надкладезной мини-церквушкой, внутри которой, бьёт источник.
Холодная ключевая вода придётся очень даже кстати, на знойном и уже начинающем припекать солнце.
Монастырские владения обнесены, по периметру, большими белокаменными стенами, по верхнему ярусу коих, можно неспешно, с удовольствием, погулять и полюбоваться сквозь круглые окошки-бойницы на ростовские пейзажи.
А если не лень станет подняться вверх, на колокольню, то Вы будете щедро вознаграждены завораживающим и захватывающим дух видом на озеро Неро. Огромные водные пространства открываются пред Вами во всю свою ширь, а гуляющие ветра приятно взбудоражат прохладным воздухом озера и запахом водной стихии!

Триста лет назад, молодой Пётр в качестве своего будущего полигона для формирующегося русского флота, как вариант, рассматривал, озеро Неро, однако, всё же остановил выбор на Плещеевом озере, что в Переславле.

Тысячу лет назад, русские князья и миссионеры из Византии, буквально насильно, загоняли в воды озера Неро прежних язычников – обитателей здешних мест и крестили их.

Миллион лет назад озеро тоже существовало, но занимало тогда куда более обширные площади.

Доказательством тому является хотя бы тот факт, что почва ростовская представляет, по сути, самый настоящий чернозём, и довольно плодородна. Вся причина в сапропеле – питательном иле, которым устлано, фактически, всё дно озера Неро, как сегодня, так и в далёкий доледниковый период.

Чего стоит хотя бы, выращенный в здешнем крае кочан капусты весом более 10 кг!

Несмотря на свою довольно обширную площадь, озеро мелкое и тинистое. Глубина не превышает и трёх метров, зато слой донного ила может достигать 25 метров. Рыболовный рай для любителей поискать линя с карасём и поохотиться за щукой!

С высокой смотровой колокольни-башни, также, откроется красивый вид на монастырский двор, раскрашенный пёстрой июньской зеленью и, может быть ещё, на скромные, городские постройки поблизости.…А рядом, сразу, где кончаются белокаменные стены, живут своей тихой жизнью частные домики, в окружении вспаханных огородов, да коровки, пасущиеся на лужайках с сочной травою.

Однако настоящее прикосновение к городу просто немыслимо будет без Ростовского Кремля. Это его символ, его история.

Центральная часть города — тиха, уютна, двухэтажна и немногословна.
В меру пыльная, местами обветшалая, не терпящая суеты, она наполнена размеренной жизнью и самобытным укладом российской глубинки.
Длинные торговые ряды гостиного двора некогда собирали под своими крышами и на площадях, до нескольких тысяч купцов со всех округ матушки Руси. Товару было столько, что им забивали все амбары доверху, а купцы становились в очередь за право показать всем свои лучшие шелка и меха, икру и копчёности, медовуху да квас, и ещё много-много всяких разностей, своих и заморских.
Процветали и поборы, за право выставить свой товар на всеобщее обозрение.
До сих пор улочка, огибающая торговые ряды, носит имя Мытной.

И вот эту трогательную и немногословную тишь провинциальной старины, буквально «взрывает», контрастно выросший рядом, грандиозный и фантастически красивый великан Ростовский Кремль! Облачённый в светло-бежевые и золотистые доспехи мощных каменных стен и высоких башен, он сразу же заставляет путника позабыть обо всём, что его окружает; он влечёт за собой и дарит каждому возможность вступить на паром, идущий курсом вглубь столетий…
Внутри – кремль являет нам пёструю раскраску древних церквей, соборов, государевых палат, трапезных и фрагментов садово-паркового искусства. И вся эта монументальная древнерусская красота заботливо греется в щедрых лучах улыбчивого ростовского солнца!

Практически, у каждого самобытного города есть своё, так скажем, творческое лицо.

В Угличе и Мышкине – это глина и валенки; у Новгорода и Переславля – это береста и утюги; у Иваново – ткани; у Гусь-Хрустального – потрясающее стекло; а где-то ещё-ещё — гжель, хохлома, глиняные поделки и вездесущие матрёшки.
В Ростове – это финифть.
В стенах музея, что ныне находится в прежних Государских Хоромах (Красной Палате), любопытному туристу, обязательно понравятся и запомнятся надолго, шедевры ростовской финифти.
Залы музея обязательно познакомят своих гостей, с историей, технологией и образцами этого уникального искусства.
Ведь это, и поражающие своей необычностью иконы, и портреты, и объёмные картины, и даже умелая имитация образов под «фотографию»! Не говоря уже про серьги, броши, бусы и прочая-прочая…

Немного позже, переведя дыхание от увиденных красот, мы погружаемся в прохладные и наполненные запахом красок и глины, ремесленно-художественные мастерские ростовских умельцев.
Чёрная глина, растворённая в самых разноликих образах.
На полках ждут своей очереди глиняные кувшины, горшки и фигурки-свистульки всех форм и содержаний, готовые вот-вот, с лёгкой руки мастера, вдохнуть жизни и превратиться в красивый эмоциональный подарок.
Подарок самому себе или близким, выльется, кстати, в чисто символические деньги, зато память будет греться годы.

Потом, нас ждёт прогулка по высоким стенам кремлёвским, с которых, чуть поодаль, увидим, как широким блюдцем, серебрится на солнце озеро Неро; пройдемся по тому месту, где в древности ходили по своим трудам монахи, и не так давно, двадцатом веке снимали знаменитую сцену из фильма «Иван Васильевич…».

Чуть позже, совершим часовую экскурсию по желтоватым водам Неро, и узрим Ростов со стороны, какой он есть. Рассекая водную ширь, обязательно встретимся с островом в камышах, что посредине озера; послушаем галдящих и «указывающих» нам путь чаек, которые, подобно дельфинам, неустанно идут у самого носа нашей стальной ладьи, да ещё и пытаются выискивать рыбу! Наконец, просто вдохнём прохладный и пьянящий запах волн.

Однако, знакомство с протоптанными дорожками заканчивается и начинается самое главное – попытка по-настоящему прочувствовать дух древнего Ростова всеми своими…6-ю чувствами и заглянуть в его душу.

Вот мы толкаем тяжёлые дубовые двери-ворота и проникаем в историческое сердце Ростовского Кремля – на площадь Успенского собора со Звонницей.
Это самая древняя часть города Ростова.
Белокаменные стены – свидетели самых радостных и самых страшных вех в жизни города.
Один из самых узнаваемых символов ростовского кремля, Успенский собор, перестраивался целых пять раз. Ещё на заре становления христианства на Руси, на его месте был деревянный храм, который, впоследствии, был разобран и заменён на каменный. Бесчисленные смуты, пожары, набеги неприятеля и расколы, преобразили изначальный Успенский собор, и нынешний облик он обрел, примерно, полтысячелетия назад…

И в более поздние годы, он всё также превозмогал все испытания и беды, но уцелел, не смотря ни на что. Канули в лету и оккупанты, творившие мрак вокруг его стен, и жестокие правители, и циничные безбожники, но нет о них памяти никакой, а он, величественный и белокаменный, стоит уже целые века.

В смутное время, в годы польско-литовской интервенции, Успенский собор, буквально, утопал в крови, нашедших в его стенах приют, горожан.
С особой жестокостью враг уничтожал тогда русский люд: ворвавшиеся в храм захватчики порубили всех, кто в нём находился; слой крови был по сапог, и ручьями стекал по ступенькам вниз, на землю…

В годы советской власти, храм был закрыт большевиками и использовался под склады.
Сегодня Успенский собор возвращён православным и открыт паломникам.

Поблизости стоит его ровесница — белокаменная Звонница – этакая, гигантских размеров, широкая колокольня, увенчанная тремя главками. Особенно уникальна конструкция этого памятника – внутри она полая и имеет несколько узких и высоких окон-бойниц, которые никогда не пропускали солнечный свет внутрь колокольни, а служат, (наряду с полостями-пустотами) для создания необыкновенной акустики во время звона! Эти «фальш-бойницы», ещё и элемент обязательного архитектурного декора.

Как же проникает свет во внутрь сооружения? Подняться наверх звонарям и «немногим избранным», по высокой лестнице, помогают освещающие путь маленькие окошки-дырки, «натыканные» в стенах по ходу подъёма вверх. Их и не сразу-то заметишь, особенно, если не подскажет кто, об их существовании. Вот какие технические решения в древности воплощали наши предки-мастера.

В более позднее время, к основной звоннице, произошла пристройка ещё одной, более высокой колокольни с главным колоколом – Сысоем, который просто поражает своими размерами: вес его переваливает за 30 тонн, а язык – за полторы тонны! Звон Сысоя слышен аж за десятки вёрст!

Сейчас нам представится возможность сбросить с себя всю шелуху преходящего, оставить душную суету городских шумов и страстей, и задуматься о вечном, погрузившись каждой стрункой души в проникновенный и очищающий звон колоколов!
Мы расступаемся и высвобождаем довольно обширное пространство на площади, и вот для чего: уже первые ноты в мелодии колоколов льются на нас в своём дивном звучании, а затем, отражаясь о землю, усиливаются, производя ни на что не похожее, волнующее и трепетное впечатление в душе…
Такого, прежде, ещё не доводилось слышать! Дюжина колоколов, великих и малых, трудятся в едином ансамбле, а умелые звонари, словно дирижёры, держат в руках гармонию звука.

Какая-то камерность и глубина звучания, уносят нас в эти минуты к истокам духовности российской и позволяют войти в воды прохладные, древней и волнующей Руси Изначальной…

Андрей Хаустов
14/07/2006 20:32

Источник